The prevalence of arterial hypertension as a risk factor of cardiovascular diseases in one of the cities in Siberian Federal District

Abstract

The present article analizes the prevalence of arterial hypertension, features of distribution of the various BP levels, efficiency of its medicamental control in the adult unorganized population of 25–64 years old of the Western Siberian city during one-stage epidemiological research carried out within the framework of the ESSAY Russian Federation-2012 (Epidemiology of Cardio Vascular diseases in regions of the Russian Federation). The unfavorable epidemiological situation was established concerning arterial hypertension in the surveyed population. The received results prove expediency of population strategy of arterial hypertension prevention in the studied group of the population.

Full Text

Болезни системы кровообращения (БСК) и их осложнения занимают первое место среди причин высокой смертности и ранней инвалидизации взрослого населения в современной России, на их долю приходится 56% всех смертей [1]. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), РФ лидирует по показателю сердечно-сосудистой смертности среди развитых зарубежных стран. В 2012 г. уровень смертности от БСК в России составил 737,1 случая на 100 тыс. населения [1]. Среди умерших преобладали лица трудоспособного возраста, при этом смертность среди мужчин превышала смертность среди женщин в 4,7 раза, из них от ишемической болезни сердца – в 7,1 раза, в том числе от инфаркта миокарда (ИМ) – в 9 раз, инсульта – 4 раза. Успех первичной профилактики БСК во многом зависит от успешного контроля факторов риска (ФР). Расчеты показывают, что проведение превентивных мероприятий по предотвращению в трудоспособном возрасте преждевременных смертей только от БСК могло бы увеличить ожидаемую продолжительность жизни российских мужчин на 3,5 года, женщин – на 1,9 года. Эксперты ВОЗ выделяют модифицируемые и немодифицируемые ФР (пол, возраст, отягощенная по сердечно-сосудистым заболеваниям – ССЗ наследственность). К основным модифицируемым ФР, достоверно повышающим смертность населения в европейских странах, в порядке их приоритетного распределения эксперты ВОЗ относят артериальную гипертонию (АГ), гиперхолестеринемию, курение, ожирение, низкое потребление овощей и фруктов, гиподинамию и чрезмерное потребление алкоголя. В бывшем СССР в разные годы были проведены эпидемиологические исследования, в результате которых показано, что доминирующим ФР ССЗ наряду с курением, злоупотреблением алкоголем и гиперхолестеринемией [2, 3] является АГ. Мониторинг эпидемиологической ситуации по АГ, проводимый в рамках Федеральной целевой программы «Профилактика и лечение артериальной гипертонии в Российской Федерации», показал, что за последние 10–15 лет эпидемиологическая ситуация, связанная с АГ, существенно не изменилась [4]. Распространенность АГ в нашей стране продолжает оставаться одной из самых высоких в Европе. Несмотря на постоянные усилия врачей по профилактике, раннему выявлению и лечению АГ, повышенное артериальное давление (ПАД) по-прежнему является основным фактором высокого риска преждевременной смерти, ИМ, мозгового инсульта и других сердечно-сосудистых осложнений в развитых странах, в том числе и в российской популяции. Вместе с тем в современной России масштабные эпидемиологические исследования по изучению распространенности ФР и их вклада в суммарный сердечно-сосудистый риск проведены в недостаточном объеме, что затрудняет принятие обоснованных решений о стратегии профилактики и оценке ее эффективности. Особенностью РФ, площадь которой составляет 17 098 246 км2, состоящей из 83 субъектов, является значительная вариабельность показателей заболеваемости и смертности от БСК. Необходимость изучения распространенности БСК и их ФР в регионах РФ обусловлена разными климатогеографическими, экономическими, демографическими и этнологическими особенностями регионов. В 2012 г. в рамках многоцентрового наблюдательного исследования ЭССЕ-РФ (Эпидемиология Сердечно-Сосудистых заболеваний в рЕгионах Российской Федерации) проведено изучение распространенности БСК и их ФР в популяциях взрослого населения, представлявших 12 регионов России [5]. Цель исследования – изучение распространенности АГ и эффективности ее контроля на популяционном уровне у взрослого населения среднеурбанизированного города Западной Сибири. Материалы и методы Объектом исследования явилась случайная популяционная выборка мужского и женского взрослого населения в возрасте 25–64 лет среднеурбанизированного города Западной Сибири (Томск), входящего в состав Сибирского федерального округа. Одномоментное эпидемиологическое исследование проведено в период с октября по декабрь 2012 г. Выборка, согласно протоколу исследования, формировалась в 3 этапа, которые включали последовательный отбор муниципальных лечебно-профилактических учреждений (МЛПУ), врачебных участков и домовладений. На первом этапе формирования выборки случайным образом были отобраны 4 МЛПУ (поликлиники) Томска, которые представляли собой первичные выборочные единицы. Каждая из отобранных поликлиник представляла один из районов города: Кировский (поликлиническое отделение ГБ №3), Советский (поликлиника №6), Ленинский (поликлиника №3) и Октябрьский (поликлиника №4). Вторичной выборочной единицей являлся терапевтический участок. В каждой поликлинике случайным образом были отобраны по 4 участка, таким образом, всего в исследование было включено приписное население 16 терапевтических участков. Третичной выборочной единицей выступало домохозяйство. На каждом терапевтическом участке случайным образом, были отобраны 125 домохозяйств (квартир), всего в итоге в исследование было включено 2 тыс. домохозяйств. Из каждого домохозяйства на исследование приглашался 1 взрослый человек в соответствии с критериями протокола исследования. В конечном виде объем выборки составил 2 тыс. человек (мужчин и женщин в возрасте 25–64 лет). Обследование представителей популяционной выборки по программе кардиологического скрининга проводилось на базе отделения общеклинической кардиологии и эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний ФГБУ «НИИ кардиологии» СО РАМН. Приглашение на обследование осуществляли участковые врачи-терапевты. К обследованию удалось привлечь 1600 человек из запланированных 2 тыс., отклик составил 80%. Половозрастная структура обследованного населения представлена в табл. 1. Обследование населения по программе кардиологического скрининга проводили в утренние часы. У каждого участника было получено письменное информированное согласие на его прохождение. Все измерения проводил персонал, владеющий эпидемиологическими методами исследования в кардиологии. Программа кардиологического скрининга включала в себя: опрос по стандартному опроснику, состоящему из 7 подразделов (модулей); физикальное обследование (измерение артериального давления – АД, частоты сердечных сокращений, антропометрических показателей; регистрация ЭКГ покоя в 12 стандартных отведениях; определение скорости распространения пульсовой волны и лодыжечно-плечевого индекса; дуплексное сканирование сонных артерий); забор крови на проведение биохимических лабораторных тестов по расширенному протоколу [5]. Были использованы унифицированные критерии оценки изученных параметров. Измерение АД проводили с использованием автоматического измерителя давления M3 Expert фирмы Omron (Япония) на правой руке с точностью до 2 мм рт. ст. двукратно с интервалом 5 мин в сидячем положении в покое. В анализ включали среднее значение из 2 измерений. За критерий АГ принимали уровень АД≥140/90 мм рт. ст. или АД<140/90 мм рт. ст. на фоне гипотензивной терапии. По результатам анкетного опроса оценивали: 1) отношение респондента к АГ как ФР, оказывающему влияние на состояние здоровья; 2) информированность человека о наличии у него ПАД; 3) знание собственных показателей АД; 4) приверженность антигипертензивной терапии; 5) качество антигипертензивной терапии. По результатам выполненного исследования с использованием пакета компьютерных программ Microsoft Access была сформирована информационно-аналитическая база данных (EsseMain.mdb), структура которой разработана специалистами ФГБУ «Государственный научно-исследовательский центр профилактической медицины» Минздрава России (Москва). Математическая и статистическая обработка результатов проводилась с использованием пакета прикладных программ статистической обработки медицинской информации SPSS (версия 11,5) и электронных таблиц Microsoft Excel. Результаты представляли как среднее и стандартное отклонение для непрерывных переменных и как долю (в процентах) – для категориальных переменных в 4 анализируемых десятилетиях жизни: 25–34, 35–44, 45–54 и 55–64 года. Характер распределения количественных признаков определяли методом визуальной оценки гистограмм распределения, при необходимости использовали тест Колмогорова–Смирнова с поправкой Лилье-форса. Сравнение выборочных средних (М) осуществляли с использованием t-критерия Стьюдента и Н-критерия Крускала–Уоллиса. При оценке достоверности различий между выборочными долями совокупности использовали критерий c2 К.Пирсона с поправкой на непрерывность Йетса и F-критерий Фишера. За критический уровень значимости при проверке статистических гипотез принимали р<0,05 с учетом числа степеней свободы. Для проведения сравнительного анализа полученных данных с результатами других исследований выполнена стандартизация показателей (СП) по возрасту. За стандарт принят Европейский стандарт населения в возрастном диапазоне 25–64 года. Результаты исследования Как показали полученные данные, мужчины реже, чем женщины, оценивали ПАД в качестве ФР, оказывающего однозначно неблагоприятное (наибольшее отрицательное) влияние на состояние здоровья человека. Соответствующий показатель составил 50,5 и 65,6% для возраста 25–64 лет у мужчин и женщин соответственно (p<0,001). Аналогичная закономерность прослежена и в отдельных возрастных декадах. В обеих гендерных группах доля лиц, имеющих указанную точку зрения, увеличивалась с возрастом. У мужчин этот показатель нарастал от 39,5% (25–34 года) до 58,0% (55–64 года), при этом прирост значения за 4 анализируемых возрастных периода составил 18,5% (p=0,001); у женщин – от 53,8% в возрасте 25–34 лет до 71,1% в возрасте 55–64 лет, прирост – 17,3% (p=0,002). Еще 41,9% мужчин и 29,1% женщин (p<0,001) в общем (25–64 года) придерживались мнения, что ПАД является ФР, но не считали, что оно оказывает наибольшее отрицательное влияние на состояние здоровья человека. Кроме того, 6% респондентов не расценивали ПАД в качестве значимого ФР для здоровья человека. Этот показатель статистически значимо не различался в зависимости от гендерной принадлежности обследованных и составил 7,6 и 5,3% у мужчин и женщин в возрасте 25–64 лет соответственно (р=0,084). Наличие АГ у ближайших родственников (мать, родные сестры в возрасте до 65 лет; отец, родные братья в возрасте до 55 лет) отметили 43 и 58,6% обследованных мужчин и женщин (р<0,001). У мужчин в зависимости от возраста показатель варьировал от 39 до 48% и не достигал статистически значимых различий (p>0,05). У женщин показатель варьировал от 48,4% (25–34 года) до 63,6% (45–54 года), достигая статистически значимых различий между крайними значениями (р=0,002). Во всех возрастных группах женщины имели более высокие значения анализируемого показателя в сравнении с мужчинами (р<0,05). Субъективное знание уровня своего АД демонстрировали 73,7% мужчин и 84,8% женщин (p<0,001). В обеих гендерных группах показатель нарастал с увеличением возраста. У мужчин прирост показателя за 4 анализируемых десятилетия составил 33,4%: 54,1% (25–34 года) и 87,5% (55–64 года); p<0,001. У женщин эта закономерность выглядела следующим образом: прирост показателя 22,4%, 69,6% (25–34 года) и 92% (55–64 года); p<0,001. Таким образом, показатель информированности об уровне своего АД в старшей возрастной группе (55–64 года) не зависел от гендерной принадлежности (р=0,128) и составил в среднем 90,3%. Согласно опросу 51% мужчин и 53,6% женщин (р=0,336) когда-либо получали сведения от врача или другого медицинского работника об имевшемся у них ПАД. В мужской подвыборке с нарастанием возраста этот показатель увеличивался с 34,3% в младшей группе до 65,8% в старшей возрастной группе (р<0,001). У женщин эта закономерность выглядела следующим образом: 23,4 и 78,0% случаев (р<0,001) для возрастных групп 25–34 и 55–64 года соответственно. По данным опроса, в течение последних 2 нед накануне исследования каждый четвертый (26,6%) обследованный мужчина и каждая третья (34,6%) женщина принимали лекарства, понижающие АД. В мужской подвыборке за анализируемый возрастной период (25–64 года) показатель возрастал в 14,1 раза: с 3,5% (25–34 года) до 49,5% (55–64 года); p<0,001. У женщин динамика показателя характеризовалась его увеличением с 7,6% в младшей возрастной группе до 59,1% – в старшей; p<0,001, т.е. он увеличивался в 7,8 раза. В табл. 2 представлены статистические характеристики распределения систолического АД (САД) в исследованной популяционной выборке в зависимости от пола и возраста обследованных. Проведение подобного анализа позволяет составить представление о популяционных закономерностях изучаемого показателя. Как следует из представленных данных, средние значения показателя во всех возрастных группах в мужской подвыборке были статистически значимо выше, чем у женщин (p<0,001). За 4 анализируемые возрастные декады средний уровень САД у мужчин в популяции повышался на 21,08 мм рт. ст., или в 1,2 раза (p<0,001). Данный показатель формировал последовательный возрастной тренд на всем протяжении исследованного периода (p<0,001). Прирост показателя происходил относительно равномерно и составил 4, 5 и 6% между 1 и 2-й, 2 и 3-й, 3 и 4-й группами соответственно. Лимиты вариационного ряда для возраста 25–64 года составили 97 и 221 мм рт. ст. для минимального и максимального значения соответственно. Согласно полученным данным на момент скрининга у мужчин только в младшей возрастной группе не фиксировалось САД выше 200 мм рт. ст. в качестве максимального значения показателя. В женской популяционной выборке САД увеличивалось с 115,21 мм рт. ст. (25–34 года) до 141,82 мм рт. ст. (55–64 года); p<0,001. Поступательный возрастной тренд показателя формировался также последовательно на протяжении всего анализируемого периода. Темп прироста показателя составил 5, 10 и 7% между 1 и 2-й, 2 и 3-й, 3 и 4-й группами соответственно. Лимиты вариационного ряда составили 88 и 222 мм рт. ст. для минимального и максимального значения соответственно. Максимальные значения САД наблюдались в возрастной группе 55–64 года и составили в среднем 148,3 для мужчин и 141,82 мм рт. ст. для женщин (р≤0,001). САД>200 мм рт. ст. в качестве максимального значения анализируемой совокупности признака у женщин встречалось на 10 лет позже, чем у мужчин. Характеристика обследованной популяции по уровням диастолического АД (ДАД) представлена в табл. 3. За 4 анализируемые возрастные декады средний уровень ДАД у мужчин в популяции увеличивался на 14,11 мм рт. ст., или в 1,2 раза (p<0,001). Анализируемый показатель формировал последовательный возрастной тренд на всем протяжении первых трех возрастных групп (p<0,001). В старшей возрастной группе показатель статистически значимо не изменялся (p>0,05). Наибольший темп прироста ДАД в популяции наблюдался у молодых мужчин и составил 10% (от 1 ко 2-й группе). От 2 к 3-й группе темп прироста снизился до 5% и был наименьшим (2%) между 3 и 4-й группами. Лимиты вариационного ряда составили 51 и 150 мм рт. ст. для минимального и максимального значения соответственно. В женской популяционной выборке ДАД увеличивалось с 74,32 мм рт. ст. (25–34 года) до 84,87 мм рт. ст. (55–64 лет), прирост показателя составил 14% (p<0,001). При этом наибольшим он был между 2 и 3-й анализируемыми возрастными группами – 8%, несколько ниже – между 1 и 2-й группами – 6% и отсутствовал при переходе к старшей возрастной группе – 0%. Лимиты вариационного ряда составили 53 и 128 мм рт. ст. для минимального и максимального значения соответственно. Максимальные значения ДАД также наблюдались в старшей возрастной группе и составили в среднем 91,23 мм рт. ст. для мужчин и 81,62 мм рт. ст. для женщин (р≤0,001). Во всех возрастных группах и в целом для возраста 25–64 года средние значения и САД и ДАД были статистически значимо выше у мужчин, чем у женщин (p<0,001). Далее был проведен анализ частоты оптимального, высокого нормального АД и АГ 1–3-й степени, согласно современной классификации АГ в популяционной выборке Томска, в зависимости от пола и возраста обследованных. Данные представлены в табл. 4. Оптимальный уровень АД в мужской популяционной выборке встречался только в 15,2% случаев. Анализируемый показатель за 4 последовательных десятилетия в популяции снижался в 7,1 раза – с 29,1% (25–34 года) до 4,1% (55–64 года); p<0,001. Формирование возрастного тренда отмечено при переходе от 1 ко 2-й возрастной группе (р=0,013) и от 3 к 4-й (р=0,010). Доля мужчин с нормальным АД в целом для возраста 25–64 лет составила 19,3% и статистически значимо не отличалась от величины предыдущего показателя (p>0,05). За анализируемый возрастной период доля лиц с нормальным АД снижалась в 2 раза – с 26,9% (25–34 года) до 13,5% (55–64 года); р=0,002. При этом последовательного возрастного тренда обсуждаемый показатель не формировал (p>0,05). Высокое нормальное АД зарегистрировано практически у каждого четвертого (22,3%) мужчины. В отдельных возрастных группах показатель варьировал от 26,9 до 18,1% и не проявлял статистически значимой связи с возрастом (p>0,05). Значения АД, соответствующие 1–3-й степени АГ, встречались у мужчин в 43,2% случаев. В целом у мужчин в 24,7% случаев регистрировались значения, соответствующие 1-й степени АГ. За анализируемый возрастной период показатель увеличивался в 2,6 раза – с 13,1% (25–34 года) до 33,7% случаев (55–64 года); p<0,001. Значения, соответствующие 2-й степени АГ, были определены в 12,6% случаев, за 4 анализируемых десятилетия показатель увеличивался в 5,6 раза – с 3,4% (25–34 года) до 19,2% (55–64 года); p<0,001. Значения, соответствующие 3-й степени АГ, регистрировались в 5,6% случаев, увеличиваясь с 0,6% в младшей до 11,4% в старшей возрастной группе, демонстрируя прирост показателя за анализируемый период в 19 раз; p<0,001. Оптимальный уровень АД в женской популяционной выборке составил 30,5% случаев (p<0,001). За 4 анализируемых десятилетия обсуждаемый показатель в популяции снижался в 6 раз – с 68,5% (25–34 года) до 11,4% (55–64 года); p<0,001. Установлено формирование последовательного возрастного тренда на протяжении всего анализируемого периода (р<0,05). Нормальное АД регистрировалось у каждой пятой (20,7%) женщины. В отдельных возрастных группах показатель варьировал от 17,1 до 26,6% и не проявлял статистически значимой взаимосвязи с возрастом (p>0,05). Высокое нормальное АД регистрировалось также у каждой пятой (18%) женщины. За анализируемый период доля лиц с такой категорией АД возрастала в 3 раза – с 7,1% (25–34 года) до 21,3% (55–64 года); p<0,001. Значения АД, соответствующие 1–3-й степени АГ, встречались у женщин в 30,8% случаев. В 19,6% случаев регистрировались значения, соответствующие 1-й степени АГ. За анализируемый период показатель увеличивался в 7,2 раза – с 4,3% (25–34 года) до 33,1% случаев (55–64 года); p<0,001. Значения, соответствующие 2-й степени АГ, были определены в 7,2% случаев, статистически значимый прирост показателя между отдельными возрастными группами установлен только между декадами жизни 35–44 и 45–54 лет (р=0,003). За 4 анализируемых десятилетия показатель увеличивался в 5,6 раза – с 3,4% (25–34 года) до 19,2% (55–64 года); p<0,001. Значения, соответствующие 3-й степени АГ, регистрировались у женщин в 4% случаев. При этом в первых двух возрастных группах данная категория АД не встречалась вообще (0,0%). В возрасте 45–54 лет обсуждаемый показатель составил 3%, достигая в старшей возрастной группе 9,5% (р=0,002). Обобщая материалы табл. 4, отметим, что в целом для возраста 25–64 лет частота встречаемости в популяции нормального и высокого нормального АД не зависела от пола обследованных (p>0,05). В то же время оптимальное АД в 2 раза чаще регистрировалось у женщин (p<0,001). Встречаемость же значений АД, соответствующих 1–3-й степени АГ, была выше у мужчин (p<0,001). Наиболее часто и у мужчин, и у женщин в исследованной выборке регистрировалась АГ 1-й степени. Распространенность АГ по эпидемиологическим критериям в обследованной популяции представлена в табл. 5. У мужчин 25–64 лет распространенность АГ была несколько выше, чем у женщин, – 50,7 и 46,3% соответственно (р=0,096). За анализируемый возрастной период у мужчин этот показатель увеличивался в 3,7 раза – с 20,0% (25–34 года) до 74,6% (55–64 года); p<0,001. У женщин за этот же возрастной период отмечен более интенсивный прирост показателя – с 12,3% (25–34 года) до 73,7% (55–64 года), т.е. в 6 раз; p<0,001. В целом, стартуя с существенно более благоприятных эпидемиологических позиций в отношении АГ в возрасте 25–34 лет, уже в возрастной группе 45–54 лет женщины утрачивают имеющиеся преимущества и догоняют по уровню распространенности АГ мужскую популяцию. Антигипертензивную терапию принимали 52,1% мужчин и 75% женщин с АГ. Эффективность лечения среди данной категории лиц составила 28,2 и 44,9% у мужчин и женщин соответственно в общей возрастной группе (p<0,001). Значения этого показателя в отдельных поло-возрастных группах указаны в табл. 5. Однако эффективность лечения (к числу всех лиц с АГ) составила 14,7% у мужчин и 33,5% у женщин (p<0,001). Анализ антигипертензивной терапии показал, что чаще всего представители популяционной выборки с целью контроля АГ принимали препараты из группы ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента (ИАПФ) – 54,9 и 53,5% мужчин и женщин соответственно (см. рисунок); второе и третье место по частоте встречаемости занимали препараты из группы диуретиков и b-адреноблокаторов (p>0,05); далее – антагонисты кальция и блокаторы рецепторов ангиотензина (БРА). Среди принимаемых антигипертензивных средств также встречались и устаревшие препараты (см. рисунок). Подавляющее большинство обследованных мужчин и женщин с целью контроля АГ принимали один антигипертензивный препарат (АГП) – 54,3 и 50,3% соответственно. Каждый третий пациент с АГ (36 и 35,1% мужчин и женщин соответственно) принимал 2 препарата. Каждый десятый обследованный (8,5 и 13,0% мужчин и женщин соответственно) использовал 3 лекарственных препарата, прием 4 препаратов встречался в единичных случаях – в 1,2 и 1,6% случаев соответственно у мужчин и женщин (p>0,05). Обсуждение полученных результатов Проведенное исследование позволило оценить распространенность АГ, особенности распределения разных уровней АД, возрастную динамику АД, эффективность его медикаментозного контроля у мужчин и женщин 25–64 лет неорганизованной популяции Томска. По результатам исследования установлена недостаточная информированность обследованного населения в отношении роли ПАД: только 1/2 мужчин и 2/3 женщин расценивали его в качестве фактора, оказывающего наибольшее отрицательное влияние на состояние здоровья человека. Субъективное знание своего уровня АД демонстрировали более 70% обследованных мужчин и 85% женщин. Следует отметить положительную динамику этого показателя в популяции в последние годы. Так, по данным другого выполненного нами в 1996 г. популяционного исследования также у взрослого населения Томска, этот показатель был значительно ниже и составил 60 и 75% у мужчин и женщин этого же возраста соответственно [6]. Нельзя исключить, что это один из результатов реализации Федеральной целевой программы «Профилактика и лечение артериальной гипертонии в Российской Федерации», которая выполнялась на территории Томской области в 2004–2008 гг. По данным настоящего исследования, средние уровни САД у мужчин оказались выше, чем у женщин, как в целом для возраста 25–64 лет, так и в отдельных возрастных группах. Следует отметить, что выявленная закономерность имеет некоторые отличия от той, что была нами установлена по результатам популяционного исследования 1996 г. В цитируемом исследовании женщины по уровню этого показателя утрачивали преимущества перед мужчинами после 45 лет [7]. Позитивная динамика показателя у женщин может быть обусловлена более активным медикаментозным контролем ПАД женской частью популяции, о чем неоднократно сообщалось в литературе [3, 4]. Обращает на себя внимание тот факт, что и у мужчин, и у женщин на момент кардиологического скрининга выявлялся уровень САД, превышающий 200 мм рт. ст. Такое значение САД у мужчин регистрировалось начиная с возрастной группы 35–44 лет, у женщин – на 10 лет позже (45–54 года). Выявленный факт свидетельствует о недостаточном контроле АГ в популяции, особенно среди мужчин. Средние уровни ДАД, по данным двух популяционных исследований, у взрослого населения (25–64 года) Томска существенно не различались и составили: 85,9 и 85,8 мм рт. ст., 81,5 и 81,6 мм рт. ст. по данным 1 и 2-го кардиологических скринингов у мужчин и женщин соответственно. Хорошо известно, что по мере повышения АД сердечно-сосудистый риск непрерывно нарастает. Иными словами, чем выше АД, тем выше риск развития сердечно-сосудистых осложнений. Анализ встречаемости отдельных категорий АД у мужчин и женщин позволяет составить представление о сердечно-сосудистом риске в популяции, обусловленном отдельными значениями показателя. В настоящем исследовании оптимальный уровень АД, который сопряжен с наименьшим сердечно-сосудистым риском, был определен лишь у 15,2 мужчин и 30,5% женщин соответственно (см. табл. 4). Проведенный анализ встречаемости отдельных категорий АД в обследованной популяционной выборке позволяет оценить истинные размеры проблемы, которые необходимо учитывать при реализации лечебно-профилактических мероприятий на региональном уровне. СП распространенности АГ по эпидемиологическим критериям в данном исследовании составила 48,6 и 38,4% у мужчин и женщин соответственно. Величина СП распространенности АГ оказалась выше аналогичной данных, полученных в ходе исследования, которое было выполнено среди взрослого населения Томска в 1996 г. Соответствующие значения показателя тогда составили 45,1 и 35% у мужчин и женщин соответственно [7]. СП распространенности АГ, полученный в популяционном исследовании населения аналогичного возраста другого среднеурбанизированного города Западной Сибири – Тюмени, составил 50,4 и 41,3% у мужчин и женщин соответственно [5] и был близок к полученным нами данным. В рамках проекта ВОЗ MONICA распространенность АГ по критериям ВНОК 2004 г. в репрезентативной выборке взрослого (25–64 года) населения Новосибирска (сибирского мегаполиса) составила 48%. Частота АГ была выше у мужчин, чем у женщин (49 и 47% соответственно) [7]. Среди 34 центров проекта MONICA наибольшая частота АГ оказалась именно у сибиряков, эта особенность была отмечена как в отношении мужской, так и женской популяций [8]. На более высокие показатели распространенности АГ у населения Западной Сибири указывают и результаты других эпидемиологических исследований, ранее выполненных в нашей стране [9, 10]. Сложившаяся ситуация объясняется многими причинами и в первую очередь влиянием региональных факторов на здоровье населения Сибири [11, 12]. В свое время сибирскими учеными была выдвинута и обоснована концепция северного экологически обусловленного стресса, или синдрома полярного напряжения по В.П.Казначееву (1985 г.). В формировании данного полисиндрома важную роль играют: экологически обусловленное пищевое поведение и его роль в увеличении АД и изменении метаболических процессов у населения более холодных регионов; вынужденная длительная гипокинезия [11]. Перечисленные факторы создают неблагоприятный фон, на который накладываются еще и классические ФР развития ССЗ, действующие на организм независимо от географического места проживания и имеющие высокую распространенность в сибирских популяциях [9, 10, 13, 14]. В сибирских популяциях помимо традиционных высока еще и распространенность психосоциальных ФР, которые играют важную роль в формировании АГ [15]. Высокая распространенность АГ среди населения Томска сочетается с ее низкой выявляемостью. Так, заболеваемость АГ на 1 тыс. взрослого населения (18 лет и старше) в Томске в 2012 г. составила 51,4 случая [16]. Иными словами, службе муниципального здравоохранения известен только один из каждых 8–10 человек с ПАД, которые выявляются в ходе скрининговых популяционных исследований. Данная закономерность – еще одно подтверждение того, что эффективный контроль АГ в популяции по-прежнему остается нерешенной задачей. Анализ медикаментозного контроля ПАД показал, что с этой целью АГП получают 42,7% мужчин и 68,8% женщин с АГ. При этом эффективность терапии составила у мужчин 14,9% (у всех лиц с АГ) и была закономерно выше среди лиц, получающих АГП. Аналогичные показатели у женщин были существенно выше. Подобная закономерность наблюдается во всех отечественных исследованиях [3, 4, 6]. Анализ частоты применения разных классов АГП для моно- и комбинированной терапии показал, что чаще всего пациентам с АГ (по мере убывания) назначают ИАПФ (54,9 и 53,6%), диуретики (31,1 и 34,5%), b-адреноблокаторы (28,1 и 33,2%), антагонисты кальция (19 и 15%), БРА (14,4 и 17%), симпатолитики (9 и 11%) и препараты центрального действия (0,6 и 0,9%) у мужчин и женщин соответственно. Аналогичная закономерность у пациентов с АГ, проживающих в Томске и Томской области, была установлена и другими авторами [7]. Лидирующая роль ИАПФ среди назначаемых гипотензивных препаратов показана и в других исследованиях [8, 13]. Учитывая позитивные тенденции, выявленные в ходе проведенного исследования, необходимо заключить – его результаты демонстрируют тот факт, что, несмотря на все достижения медицинской науки и практики, эффективный контроль АГ на популяционном уровне по-прежнему представляет серьезную проблему. Полученные данные свидетельствует в пользу того, что необходима постоянная интенсивная информационно-образовательная работа среди всего населения и пациентов с АГ, также важно совершенствовать систему выявления и диспансерного наблюдения за больными АГ, причем адекватные организационные технологии необходимы в первую очередь. Именно от адекватности последних будет во многом зависеть успех в борьбе с АГ и ее основными последствиями – инсультом и ИМ. Выводы 1. Распространенность АГ (стандартизованный показатель) среди неорганизованной выборки населения Томска, по данным исследования ЭССЕ РФ-2012, составила 48,6 и 38,4% у мужчин и женщин соответственно. 2. В исследованной возрастной группе (25–64 года) средние значения САД и ДАД были статистически значимо выше у мужчин, чем у женщин (p<0,001), и составили 148,33/85,82 и 141,82/81,62 мм рт. ст. соответственно. 3. В исследованной выборке максимальные значения АД (САД и ДАД) регистрировались у мужчин в возрастном диапазоне 35–44 лет, у женщин – на 10 лет позже, в возрасте 45–54 лет. 4. Информированность о своем уровне АД продемонстрировали 73,7% мужчин и 84,8% женщин (p<0,001). Контроль АД (лечение) проводится у 42,7% мужчин и 68,8% женщин с АГ, из них эффективно (достижение целевых значений АД) у 28,2% мужчин и 44,9% женщин (p<0,001). 5. Наиболее часто из АГП назначаются ИАПФ, далее – диуретики, b-адреноблокаторы, антагонисты кальция, БРА и другие препараты. Комбинированную терапию получают 45,7% мужчин и 49,7% женщин.
×

References

  1. Демографический ежегодник России. 2012. Стат. сб. Росстат. М., 2012.
  2. Потемкина Р.А., Глазунов И.С., Кузнецова О.Ю. и др. Изучение распространенности поведенческих факторов риска неинфекционных заболеваний среди населения Москвы, Санкт-Петербурга и Твери методом телефонного опроса. Проф. забол. и укреп. здоровья. 2005; 3: 3–16.
  3. Варламова Т.А., Попова Н.А., Наумова В.В. и др. Результаты 10-летнего мониторирования трендов ССЗ и факторов риска, их определяющих (проект МОНИКА), среди взрослого населения Москвы. Научно - практическая конференция «Актуальные проблемы профилактики неинфекционных заболеваний». Материалы. М., 1995.
  4. Чазова И.Е., Ощепкова Е.В. Итоги реализации Федеральной целевой программы по профилактике и лечению артериальной гипертензии в России в 2002–2012 гг. Вестн. Рос. академии медицинских наук. 2013; 2: 4–11.
  5. Протокол многоцентрового наблюдательного исследования «Эпидемиология Сердечно-Сосудистых заболеваний в рЕгионах Российской Федерации» ЭССЕ – РФ. М., 2012.
  6. Трубачева И.А., Перминова О.А. Информированность и артериальная гипертония у взрослого населения г. Томска (популяционное выборочное исследование). Сибирский мед. журн. (Томск). 2004; 19 (4): 86–93.
  7. Трубачева И.А., Перминова О.А., Шатров С.В. и др. Изучение особенностей распределения уровней артериального давления и распространенности артериальной гипертонии у взрослого населения г. Томска. Кардиология. 2003; 11: 27–31.
  8. Шальнова С.А., Баланова Ю.А., Константинов В.В. и др. Артериальная гипертония: распространенность, осведомленность, прием антигипертензивных препаратов и эффективность лечения среди населения Российской Федерации. Рос. кардиол. журн. 2006; 4: 45–51.
  9. Константинов В.В. Особенности эпидемиологии ишемической болезни сердца и факторов риска среди мужского населения в городах различных регионов. Автореф. дис. … д - ра мед. наук. М., 1995.
  10. Шальнова С.А. Факторы риска сердечно - сосудистых заболеваний и показатели ожидаемой продолжительности жизни населения России (выборочное исследование). Автореф. дис. … д - ра мед. наук. М., 1999.
  11. Хаснулин В.И., Хаснулина А.В., Чечеткина И.И. Северный стресс, формирование артериальной гипертензии на севере, подходы к профилактике и лечению.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies