Hypertension treatment features in perimenopausal women

Abstract


Major causes of disability among women are chronic heart failure, developed on arterial hypertension (AH) and cerebral stroke. However, the prevalence of AH among postmenopausal women is significantly higher than for men. Women are more likely to develop AH with metabolic disorders, including metabolic syndrome. Therefore, the drugs of choice to treat AH in women in perimenopauseare ACE inhibitors and Angiotensin II Receptor Blocker. If necessary, combination antihypertensive treatment drugs of choice are agonistsimidazoline receptors, such as moxonidine. The use of this category of patients havemoxonidine action justified by the features of the pharmacological action of this drug (decrease in sympathetic hyperactivity), high efficiency, antihypertensive as well as additional positive effects on body weight and metabolic parameters.

Full Text

В предыдущем столетии произошло значительное увеличение продолжительности жизни населе- ния в развитых странах мира. При этом женщины живут дольше мужчин, в России разница составляет око- ло 12 лет, в Европе - около 6-8 (WHO, World Health Stati- stics, 2012) [1]. К 2050 г. число женщин в возрасте 60 лет и старше приблизится к 1 млрд. К концу XX в. существенно изменились не только продолжительность, но и качество, и образ жизни женщин в целом, они долгое время сохра- няют работоспособность и активную жизненную пози- цию. Поэтому вопросы укрепления здоровья женщин приобретают все большее значение. Ежегодно в мире примерно 25 млн женщин вступают в период так называемого менопаузального перехода (англ. menopausal transition), который начинается с момен- та первых нарушений менструального цикла и появления менопаузальных симптомов. Перименопауза - это период пременопаузы плюс 1 год после менопаузы - последней самостоятельной менструации. Продолжительность пост- менопаузы составляет в настоящий момент примерно 30-40% от общей продолжительности жизни женщины. Еще до проведения WHI (Women's Health Initiative) в хо- де крупного Фрамингемского исследования выявлено постепенное увеличение частоты сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) и смертности у женщин между 40 и 55 годами. В постменопаузе эти показатели значительно повышаются у всех женщин независимо от возраста. Это свидетельствует о том, что прекращение функции яични- ков и последующее развитие дефицита половых гормо- нов способствуют развитию метаболических и сосуди- стых изменений, появлению или проявлению латентных факторов риска (ФР) ССЗ, особенно у женщин с неблаго- приятной наследственностью. При этом смертность от ССЗ среди женщин значительно превосходит частоту смертности от ССЗ среди мужчин [2]. Наиболее тяжелыми и частыми заболеваниями совре- менных женщин старшего возраста признаны ишемиче- ская болезнь сердца, остеопороз и деменция. В связи с тем, что по сравнению с мужской продолжительность жизни женщин больше, у них выше вероятность развития ССЗ и связанных с ними инвалидности и смертности. Важнейшими причинами инвалидности у женщин яв- ляются хроническая сердечная недостаточность, развив- шаяся на фоне артериальной гипертонии (АГ), и мозго- вой инсульт. В отличие от мужчин у женщин чаще выявляется соче- тание большого числа ФР ССЗ, таких как висцеральное ожирение, инсулинорезистентность (ИР), нарушение то- лерантности к глюкозе, гипергликемия натощак, атеро- генная дислипидемия и АГ. Часто указанные ФР состав- ляют метаболический синдром (МС), а дефицит эстроге- нов является пусковым моментом в развитии этого ком- плекса взаимосвязанных нарушений. Более высокая в сравнении с мужчинами заболевае- мость ССЗ и сахарным диабетом (СД) типа 2 у женщин, вероятно, связана с большей распространенностью у них МС, особенно в период постменопаузы. Исследование EUROASPIRE (European Society of Cardiology survey of se- condary prevention of coronary heart disease) продемон- стрировало, что ожирение, особенно абдоминальное, установленное по разным критериям диагностики МС, значительно чаще встречается среди женщин, чем среди мужчин [3]. При этом возникновение центральной или абдоминальной формы ожирения коррелирует по време- ни с периодом менопаузального перехода [4]. Стремительное снижение секреции эстрогенов с на- ступлением менопаузы на фоне относительной гипер- андрогении приводит к развитию андроидного ожире- ния и перераспределению жировой ткани с глютеофемо- рального (свойственного женщинам в пременопаузе) на абдоминальный (висцеральный) [5]. Прогрессированию висцерального ожирения также способствует снижение уровня соматотропного гормона, дефицит которого раз- вивается вследствие нехватки эстрогенов, что в дальней- шем приводит к формированию ИР, основной патогене- тической составляющей МС. Дальнейшее развитие собы- тий происходит по общеизвестному сценарию. Находя- щиеся в адипоцитах жировой ткани триглицериды рас- падаются с образованием большого количества неэтери- фицированных жирных кислот (НЭЖК), которые через системные гипертензии | №1 | 2014 систему воротной вены попадают непосредственно в пе- чень, где подавляют чувствительность к инсулину фер- ментов гликолиза, гликогенеза и ферментов цикла Креб- са. Усиливается глюконеогенез в печени. Возросшее ко- личество НЭЖК уменьшает связывание инсулина рецеп- торами гепатоцитов и число самих рецепторов, что при- водит к развитию ИР. Поступление большого количества НЭЖК в печень вызывает образование липопротеинов очень низкой плотности, обогащенных триглицеридами [6]. Гиперинсулинемия при ИР способствует накоплению жиров, депонируя глюкозу и жиры в жировой ткани. То есть МС у женщин развивается так же, как и в общей по- пуляции, отличие состоит лишь в том, что дефицит поло- вых гормонов является провоцирующим и отягчающим дальнейшее течение фактором. В постменопаузе меняется взаимоотношение ренин- ангиотензин-альдостероновой системы (РААС) и женских половых гормонов, повышается активность ренина в плазме и связанная с ним продукция ангиотензина II, те- ряется ингибирующее влияние эстрогенов на экспрессию рецепторов ангиотензина II 1-го типа. Развивается дисба- ланс между оксидом азота и ангиотензином II. Кроме того, теряются защитные атерогенные свойства оксида азота, что способствует раннему развитию атеросклероза. Повышение активности РААС является одним из веду- щих механизмов формирования АГ у женщин в постме- нопаузе. Это может быть вызвано увеличением секреции ренина, которое обусловлено гиперсимпатикотонией. Показано, что проникновение инсулина в больших коли- чествах в перивентрикулярную область гипоталамуса приводит к усилению передачи возбуждающих импуль- сов на симпатические ядра спинного мозга и гиперакти- вации симпатической нервной системы (СНС) [7]. По данным ряда эпидемиологических работ установлено, что повышенная активность СНС даже позволяет прогно- зировать развитие АГ при ожирении [8]. Инсулин также способен повышать реабсорбцию нат- рия в проксимальных и дистальных канальцах нефронов, задерживая жидкость и способствуя развитию гиперволе- мии, а также повышению содержания натрия и кальция в стенках сосудов и их спазму. Таким образом, ключевым механизмом повышения ар- териального давления (АД) при постменопаузальном МС является увеличение активности РААС и СНС, происходя- щее на фоне компенсаторной гиперинсулинемии. Распространенность АГ у женщин в постменопаузе со- ставляет приблизительно 50%, а в возрасте 75 лет и стар- ше показатель распространенности АГ достигает уровня 70%. Вместе с тем АГ является одним из наиболее важных, но модифицируемых ФР ССЗ. У женщин с АГ в 3-4 раза чаще развивается ишемическая болезнь сердца, в 7 раз выше риск нарушения мозгового кровообращения. К особенностям АГ у женщин следует отнести: повы- шенную активность тканевых ренин-ангиотензиновых систем, меньший диаметр аорты, меньшую протяжен- ность сосудистого русла, преимущественное повышение систолического АД (САД) с формированием изолирован- ной систолической АГ, большую жесткость сосудов, боль- шее пульсовое АД, большую частоту сердечных сокраще- ний (ЧСС). По данным суточного мониторирования АД в ходе ис- следования DISIRE (Diroton Efficiency and Safety Investiga- tion: Russian Estimate), выполненного в России, у женщин по сравнению с мужчинами выявлены более высокие среднесуточные и максимальные уровни САД, большая вариабельность АД в течение суток, особенно в ночные часы, и большая частота нарушений суточного ритма АД, большая нагрузка давлением, особенно в ночные часы, большинство женщин относились к группе нон-диппе- ров - все это связано с более высокой активностью СНС у женщин, особенно в период перименопаузы. Кроме того, в ходе эпидемиологических исследований при сравнительном анализе активности мышечного симпатического нервного тонуса и плазменных уровней ка- техоламинов у мужчин и женщин оказалось, что актив- ность СНС у женщин выше и с возрастом увеличивается независимо от наличия заболевания. Основной целью лечения АГ у пациентов с метаболиче- скими нарушениями, в том числе формирующимися в пе- риод перименопаузы, является снижение риска сердечно- сосудистых осложнений и смерти от них. Успех в достиже- нии этой цели в первую очередь определяется путем сни- жения до целевых значений и поддержания АД, а также пу- тем применения методов, направленных на коррекцию всех имеющихся модифицируемых ФР - избыточной мас- сы тела, нарушений углеводного и липидного обмена. По данным последних рекомендаций по диагностике и лечению АГ [9], к немедикаментозным методам с доказан- ным снижающим АД действием относятся рациональное питание, ограничение соли, не более чем умеренное упо- требление алкоголя и регулярные физические нагрузки. Кроме того, абсолютно обязательной является настоя- тельная рекомендация отказа от курения. Общие принципы построения рационального питания включают в себя: частота приемов пищи: не менее 3 раз в день, желатель- но 5-6 раз; предпочтительно, чтобы основная часть потребляемых жиров приходилась на растительные и рыбные жиры; в белковом компоненте питания желательно преобла- дание нежирных сортов рыбы, молока, кисломолочных продуктов и творога над мясом; желательно преобладание сложных углеводов с низким гликемическим индексом над простыми (сахара), паци- ентам с СД типа 2 - обязательно; желательно потребление клетчатки не менее чем 40 г в день за счет более широкого включения в диету, отруб- ных и зерновых сортов хлеба, а также овощей и фрук- тов, пациентам с СД типа 2 - обязательно; снижение потребления натрия до 2-2,5 г/сут (в 1 чай- ной ложке содержится 2-2,4 г натрия); желателен прием 30 мл жидкости (чистой негазирован- ной воды) на каждый 1 кг массы тела, при отсутствии противопоказаний; суммарное потребление алкоголя у женщин не должно превышать 80 г в неделю. Снижение массы тела на 5-10% в течение 6-12 мес (опти- мальным снижением считается 2-4, но не более 5 кг в ме- сяц) сопровождается достоверным уменьшением риска для здоровья и реально осуществимо для большинства больных. Физические нагрузки являются важным компонентом рекомендаций по изменению образа жизни. На этапе сни- жения массы тела они дополняют редуцированную по ка- лорийности диету и позволяют создать отрицательный энергетический баланс. Под влиянием нагрузок умерен- ной интенсивности улучшается чувствительность к дей- ствию инсулина, снижается уровень триглицеридов и воз- растает холестерин (ХС) липопротеинов высокой плотно- сти (ЛПВП), повышаются функциональные резервы сер- дечно-сосудистой и дыхательной системы. На этапе под- держания результатов физическая активность приобрета- ет еще большее значение, являясь одним из главных про- гностических факторов сохранения желаемой массы тела. Для снижения массы тела (максимального расходова- ния энергии) показаны аэробные упражнения, которые представляют собой непрерывную ритмическую трени- ровку с вовлечением больших групп мышц на протяже- нии достаточно продолжительного времени, благодаря чему учащается сердечный ритм. Самые распространен- ные разновидности аэробных нагрузок - это так назы- ваемые циклические виды спорта: ходьба, плавание, бег, катание на коньках, лыжах, велосипеде, теннис, баскет- бол, танцы и фитнес. Важно, чтобы пациентка выбрала для себя наиболее соответствующий ее эмоциональному настрою вид спорта и получала от него удовольствие. Предпочтительны ежедневные, но не менее 3 раз в неделю, физические нагрузки общей продолжительностью не менее 150 минут в неделю. При недостаточной эффективности немедикаментоз- ных методов лечения необходимо прибегнуть к приме- нению фармакотерапии. Что касается лечения ожирения, то на настоящий момент известен один препарат, влияю- щий на массу тела и разрешенный к применению FDA, - кишечный ингибитор липазы орлистат. Для медикамен- тозной коррекции нарушений углеводного обмена в ос- новном применяется представитель класса бигуанидов метформин, иногда - ингибитор α-глюкозидаз акарбоза, она показана в основном при нарушении толерантности к глюкозе. Для коррекции липидного обмена препарата- ми выбора являются статины ввиду их высокой эффек- тивности и безопасности. Важным условием терапии, на- правленной на улучшение углеводного и липидного об- мена у пациенток с МС, является достижение целевых уровней глюкозы и липидов, это снижает степень риска развития сердечно-сосудистых осложнений и улучшает эффективность антигипертензивной терапии. Согласно данным последних Европейских рекоменда- ций по диагностике и лечению АГ заместительную гор- мональную терапию и селективные модуляторы эстроге- новых рецепторов не следует назначать для первичной или вторичной профилактики ССЗ [9]. Если они все же иногда назначаются относительно молодым женщинам в перименопаузе для устранения тяжелых симптомов кли- макса, то необходимо сопоставить преимущества с воз- можным риском применения заместительной гормо- нальной терапии. В настоящее время при выборе антигипертензивных средств исходят из принципа равенства всех классов ан- тигипертензивных препаратов (АГП). Однако, поскольку в генезе АГ у женщин в перименопаузе лежит активация РААС и СНС на фоне системной гиперинсулинемии, предпочтительно использовать АГП, во-первых, снижаю- щие активность РААС и/или СНС, а во-вторых, улучшаю- щие или по крайней мере не ухудшающие инсулиновый и липидный виды обмена. Таким образом, у пациенток с постменопаузальным МС помимо эффективного контроля АД препарат по воз- можности должен воздействовать на тонус СНС, положи- тельно влиять на метаболический профиль, способство- вать уменьшению задержки натрия и жидкости в орга- низме, не оказывать влияние на венозный тонус и ниве- лировать симптомы менопаузы. Несомненным преимуществом для лечения АГ у данной категории пациенток пользуются ингибиторы ангиотен- зинпревращающего фермента (ИАПФ) и блокаторы ре- цепторов ангиотензина (БРА) ввиду их высокого антиги- пертензивного эффекта, метаболической нейтральности, кроме того, некоторые препараты этих классов обладают способностью улучшать чувствительность тканей к инсу- лину, углеводный и липидный обмен. Как и в общей по- пуляции, ИАПФ наиболее показаны женщинам в постме- нопаузе с АГ и перенесенным инфарктом миокарда, хро- нической сердечной недостаточностью, а также пациент- кам с метаболическими нарушениями и СД типа 2, осо- бенно при наличии протеинурии и нефропатии (класс I, уровень доказательности А) [9]. Среди ИАПФ предпочте- ние следует отдавать наиболее изученным препаратам: эналаприлу, периндоприлу, лизиноприлу, фозиноприлу, моэксиприлу [9]. БРА целесообразно применять при пло- хой переносимости ИАПФ, а также диабетической нефро- патии и микроальбуминурии при СД типа 2, протеинурии (класс I, уровень доказательности В) [9]. Наиболее высо- кий антигипертензивный эффект данной группы препа- ратов обнаруживается у ирбесартана, телмисартана и кан- десартана, которые к тому же способны снижать ИР. Что касается антагонистов кальция, то они также могут применяться для лечения АГ у женщин в менопаузальном переходе и после наступления менопаузы. Преимуще- ством должны пользоваться антагонисты кальция дигидропиридинового ряда пролонгированного действия (ам- лодипин): их антигипертензивная эффективность до- вольно высока, и они не оказывают влияния на метаболи- ческие параметры. Но необходимо помнить, что прием антагонистов кальция может сопровождаться появлени- ем или усилением отеков на нижних конечностях. Однако в клинической практике сложно представить себе достижение целевого уровня АД у данной категории больных без использования других классов АГП. Учиты- вая часто неблагоприятное действие β-адреноблокато- ров и диуретиков на метаболический профиль, агонисты I2-имидазолиновых рецепторов, и в частности моксонидин (физиотенз), могут быть препаратами выбора. Они оказывают положительное влияние на чувствительность тканей к инсулину и снижают активность СНС. Моксонидин снижает активность СНС посредством влияния на имидазолиновые рецепторы. Имидазолино- вые рецепторы подразделяются на 3 типа: I1-рецепторы отвечают за снижение гиперактивности СНС и контроль АД, также при возбуждении этих рецеп- торов происходит уменьшение реабсорбции натрия и воды в проксимальных канальцах нефронов; I2-рецепторы отвечают за регуляцию высвобождения норадреналина и адреналина из хромаффинных клеток; I3-рецепторы регулируют секрецию инсулина β-клетка- ми поджелудочной железы [10, 11]. Доказана связь меж- ду активностью баро- и хеморецепторов каротидного синуса и аорты и I1-рецепторами. В норме при повыше- нии АД возбуждение барорецепторов через воздей- ствие на имидазолиновые рецепторы приводит к сни- жению симпатической активности, уменьшению обще- го периферического сосудистого сопротивления и на выходе - снижению АД. При ожирении и МС актив- ность имидазолиновых рецепторов снижена. Моксони- дин модулирует все три типа имидазолиновых рецеп- торов, оказывая таким образом комплексное воздей- ствие на уровень АД и метаболический профиль. Кроме того, моксонидин является единственным АГП, в инструкции по применению которого указана его способ- ность повышать чувствительность к инсулину и улучшать показатели углеводного и липидного обмена. Снижение ИР является важной особенностью действия моксонидина помимо его основного - антигипертензивного - эффекта. Последнее обусловлено тем, что данный препарат, умень- шая симпатическую активность, приводит к снижению гидролиза жиров, содержания жирных кислот, сокраще- нию доли инсулинорезистентных (тип II В) волокон в ске- летных мышцах, усилению переноса и метаболизма глю- козы. Все это ведет к повышению чувствительности к ин- сулину и улучшению липидного профиля. Одним из механизмов положительного влияния мок- сонидина на углеводный обмен является его способность индуцировать экспрессию β-субъединиц рецептора ин- сулина и белка IRS-1 в тканях, что сопровождается улуч- шением сигнальных путей инсулина в скелетных мыш- цах и печени. В крупном многоцентровом международном исследо- вании MERSY (Moxonidine Efficacy on blood pressure Re- duction revealed in a metabolic Syndrome population), ос- новной целью которого явилась оценка долгосрочной безопасности и эффективности моксонидина, назначае- мого с целью снижения АД пациентам с АГ и МС, была вы- делена подгруппа пациенток в постменопаузе. В 2013 г. опубликованы окончательные результаты исследования MERSY [12]. Продолжительность наблюдения составила 6 мес. Моксонидин назначался в дозе 0,2-0,4 мг ежеднев- но, однократно, как монотерапия (20%) или в составе комбинации (80%), когда текущая антигипертензивная терапия была недостаточной для достижения целевых значений АД. В исследовании принимали участие мужчи- ны и женщины (50,2 и 49,8% соответственно) с признака- ми абдоминального ожирения и АГ 1-3-й степени. Сред- няя масса тела пациентов в общей группе составила кардиология 9 91,9±15,6 кг, индекс массы тела (ИМТ) 32,5±5,0 кг/м2, окружность талии (ОТ) 104,6±13,3 см, САД 158,3±13,8 мм рт. ст., диастолическое АД (ДАД) 94,1±8,7 мм рт. ст. Те же параметры у женщин в постменопаузе существенно не отличались от таковых в общей группе обследованных пациентов, тогда как разница по САД, пульсовому АД и ЧСС была достоверной у женщин в постменопаузе и па- циенток с сохранной менструальной функцией. По частоте поражения органов-мишеней и ассоцииро- ванных клинических состояний, таких как атеросклероз, инсульт или транзиторная ишемическая атака, ишемиче- ская болезнь сердца, в том числе перенесенный инфаркт миокарда, хроническая сердечная недостаточность, ги- пертрофия левого желудочка, диабетическая нефропатия и СД типа 2, безоговорочно лидировала группа пациен- ток в постменопаузе, за исключением хронической по- чечной недостаточности. В результате лечения в группе женщин в постменопаузе снижение САД составило в среднем 27,6±13,3 мм рт. ст. (со 161,54±15,54 до 133,91±12,09 мм рт. ст.), ДАД - 14,5±9,5 мм рт. ст. (с 96,57±8,07 до 82,06±7,65 мм рт. ст.), ЧСС - 7,2±8,44 уд/мин. В группе женщин с сохранной менстру- альной функцией разница в САД до лечения и после соста- вила 27,8±12,7 мм рт. ст. (со 161,5±15,5 до 127,7±12,7 мм лечения и после этого значительно уменьшается. Незави- симое решение многих исследователей MERSY начать те- рапию с дозы менее 0,4 мг в день, возможно, способство- вало более высокому уровню переносимости препарата и может быть примером грамотного титрования дозы. Согласно результатам исследования MERSY моксони- дин уверенно попадает в категорию препаратов с дока- занной высокой эффективностью в отношении сниже- ния АД и благоприятным влиянием на метаболические параметры. Несмотря на то, что воздействие моксониди- на на отдельные лабораторные показатели в исследова- нии MERSY можно расценивать как скромное, в целом снижение общего сердечно-сосудистого риска является очевидным, что особенно отчетливо выражено у боль- ных с дополнительными неблагоприятными факторами, а именно у женщин в постменопаузе. В исследовании, проведенном российскими учеными, в результате применения моксонидина у пациенток с АГ в сочетании с климактерическим синдромом в 87,5% слу- чаев отмечалось улучшение качества жизни, при этом статистически значимыми были изменения симптомов, Рис. 1. Динамика АД и ЧСС на фоне лечения моксонидином у пациенток в постменопаузе и без менопаузы. рт. ст.), ДАД - 17,4±8,9 мм рт. ст. (с 97,9±8,6 до 80,6±5,3 мм рт. ст.), ЧСС - 10,3±8,6 уд/мин, т.е. степень снижения АД в САД 0 ДАД ЧСС САД ДАД ЧСС 0 двух группах была сопоставимой, однако ЧСС более выра- женно снижалась у женщин без менопаузы (рис. 1). Кроме того, целевого уровня АД к последнему визиту в группе женщин с сохраненной менструальной функцией достигли 53% пациенток, в то время как женщины в постме- нопаузе достигли целевого уровня АД только в 38% случаев, -5 -10 Δмм рт. ст. -15 -20 -25 -30 -27,6 -14,5 -7,2 -5 -10 -15 -20 -25 -30 -27,8 -17,4 -10,3 в общей группе АД нормализовалось у 49% пациентов (рис. 2). По-видимому, данный факт объясняется тем, что у женщин в постменопаузе исходно отмечались более высо- кие уровни АД на фоне избыточной активации СНС и РААС. Динамика лабораторных показателей в группах паци- енток в постменопаузе и без нее также была сопостави- мой, за исключением динамики триглицеридов и ХС ЛПВП, более выраженной у пациенток с сохраненной менструальной функцией. Но в то же время у женщин в постменопаузе достоверность внутригрупповых измене- ний (до и после лечения) была получена по всем показа- телям, тогда как у женщин с сохраненной менструальной функцией достоверной динамики массы тела, ИМТ и ОТ выявлено не было (см. таблицу). В общей группе реги- стрировалось достоверное улучшение всех анализируе- Женщины в постменопаузе Женщины с сохранной менструальной функцией Chazova I, Schlaich MP. MERSY Study. Intern J Hypertens 2013. Рис. 2. Достижение целевого уровня АД на фоне лечения моксонидином. 60 50 40 30 49% 53% мых параметров, за исключением креатинина. В исследовании MERSY моксонидин хорошо перено- сился в сочетании с АГП 1-й линии, что соотносится с дан- ными других исследований. Все неблагоприятные побоч- ные действия моксонидина соответствовали известным эффектам препарата и предыдущему опыту его назначе- 20 10 0 Общая группа 38% Пациентки в постменопаузе Пациентки без менопаузы ния. Обычно число нежелательных эффектов моксониди- на является самым высоким в течение первых недель Chazova I, Schlaich MP. MERSY Study. Intern J Hypertens 2013. Динамика клинико-лабораторных показателей на фоне лечения моксонидином у пациенток в постменопаузе и без менопаузы. Показатели (Δ, Std m) Пациентки в постменопаузе Пациентки с сохранной менструальной функцией p (между группами) Тощаковая глюкоза -1,1 1,7* -1,0 1,4* н/д Триглицериды -0,5 0,8* -0,7 0,5* 0,003 Общий ХС -1,0 1,1* -0,9 0,9* н/д ХС ЛПВП 0,1 1,1* 0,3 0,3* 0,01 ХС ЛПНП 0,9 1,3* -0,8 1,1* н/д Масса тела -3,1 3,1* -2,0 17,1 н/д ИМТ -1,2 1,2* 0,7 6,9 н/д ОТ -3,1 5,8* -4,1 4,82 н/д Примечание. ЛПНП - липопротеины низкой плотности, н/д - недостоверно; *p≤0,05 - внутри групп. Chazova I, Schlaich MP. MERSY Study. Intern J Hypertens 2013. системные гипертензии | №1 | 2014 10 кардиология связанных с болевым восприятием, энергичностью, эмо- циональным состоянием, качеством ночного сна и физи- ческой активностью. Антигипертензивная эффектив- ность препарата проявлялась в снижении не только уров- ней, вариабельности и индекса времени САД и ДАД, но и в нормализации суточного профиля АД, и уменьшении скорости утреннего подъема АД. Циркадные параметры АД определяются активностью парасимпатического зве- на автономной нервной системы, следовательно, их кор- рекция при приеме моксонидина свидетельствует о спо- собности препарата восстанавливать баланс вегетатив- ной нервной системы. На фоне терапии моксонидином была отмечена тенденция к снижению в плазме крови со- держания общего ХС и увеличению ЛПВП. Моксонидин предоставляет врачам удобство и гиб- кость в подборе оптимальной дозы. Физиотенз выпус- кается в дозировке 0,2 и 0,4 мг. Начальная доза в большин- стве случаев составляет 0,2 мг/сут. При необходимости доза может быть повышена до 0,4 мг через несколько не- дель, допустимо применение препарата в дозировке 0,6 мг/сут. В большинстве случаев поддерживающая доза составляет 0,4 мг/сут. Таким образом, препаратами выбора для лечения АГ у женщин в перименопаузе являются ИАПФ и БРА. При не- обходимости комбинированной антигипертензивной те- рапии у пациенток с абдоминальным ожирением, МС пре- паратами выбора служат агонисты имидазолиновых ре- цепторов, в частности моксонидин. Изучение свойств аго- ниста I2-имидазолиновых рецепторов моксонидина у пациентов с АГ и сопутствующими метаболическими нарушениями, в том числе у женщин в постменопаузе, показа- ло высокую антигипертензивную эффективность препа- рата как в составе комбинированной терапии, так и само- стоятельно. Применение моксонидина у этой категории пациенток оправдано особенностями фармакологическо- * го действия препарата (снижение симпатической гипер- активации), а также позитивными эффектами в отноше- нии массы тела и основных метаболических показателей.

About the authors

Yu V Zhernakova

Email: uli001@mail.ru

I E Chazova

Email: c34h@yandex.ru

References

  1. WHO. The World health statistics 2012 report: URL: http://who.int/ gho/publications/world_health_statistics/EN_WHS2012_Full.pdf (дата обращения: 22.02.2012).
  2. Peterson S, Peto V, Rayner M et al. European Cardiovascular Disease Statistics, 2nd edn. British Heart Foundation 2005.
  3. Pyorala K, Lehto S, De Bacquer D et al. EUROASPIRE I Group; EUROASPIRE II Group. Risk factor management in diabetic and non - diabetic patients with coronary heart disease. Findings from the EUROASPIRE I AND II surveys. Diabetologia 2004; 47: 1257-65.
  4. Guthrie J.R, Dennerstein L, Taffe J.R et al. The menopausal transition: a 9-year prospective population - based study. The Melbourne Women’s Midlife Health Project. Climacteric 2004; 7: 375-89.
  5. Pasquali R, Casimirri F, Venturoli S et al. Body fat distribution has weight - independent effects on clinical, hormonal, and metabolic features of women with polycystic ovary syndrome. Metabolism 1994; 43: 706-13.
  6. Piatti P.M, Monti L.D et al. Forearm insulin - and - non - insulin mediated glucose uptake and muscle metabolism in man: role of free fatty acids and blood glucose levels. Metab Clin Exp 1991; 40: 926-33.
  7. Ferrannini E, Buzzigoli G, Bonadonna R et al. Insulin resistance in essential hypertension. N Engl J Med 1987; 317: 350-7.
  8. Rowe J.R, Young J.B, Minaker K.L et al. Effect of insulin and glucose infusions on sympathetic nervous system activity in normal man. Diabetes 1981; 30: 219-25.
  9. Mancia G, Fagard R, Narkiewicz K et al. 2013 ESH/ESC Guidelines for the management of arterial hypertension The Task Force for the management of arterial hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC). Eur Heart J 2013; doi: 10.1093/eurheartj/eht151.
  10. Rosen P, Ohhy P, Gleichmann H. Experimental benefit of moxonidine on glucose metabolism and insulin secretion in the fructoseied rat. J Hypertens 1997; Suppl. 15: S31-S38.
  11. Ernsberger P. Pharmacology of moxonidine: and I1-imidazoline receptor agonist. J Cardiovasc Pharmacol 2000; 35 (7 Suppl. 4): S27-41.
  12. Chazova I, Schlaich M.P. Improved hypertension control with the imidazoline agonist moxonidine in a multinational metabolic syndrome population: principal results of the MERSY Study. Intern J Hypertens 2013; 1-9; doi: 10.1155/2013/541689

Statistics

Views

Abstract - 112

PDF (Russian) - 26

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies