The treatment options of the new angiotensin II receptor blocker - azilsartan medoxomil in the therapy of hypertension in patients with metabolic disorders

Abstract


One of the key pathogenic mechanisms of the arterial hypertension (AH) development in patients with metabolic syndrome is the activation of the renin-angiotensin-aldosterone system (RAAS). According to these advantages we need to use drugs inhibiting the RAAS in the treatment of AH patients. This article demonstrates the information about the new Angiotensin II receptor blocker (azilsartan) application in AH patients with metabolic disorders. There are several studies showing the high antihypertensive efficiency of azilsartan as compared with other antihypertensive drug classes in patients with obesity and metabolic disorders. According to the pilot studies, azilsartan has additional positive metabolic effects: increases tissue sensitivity to insulin and reduces body fat mass.

Full Text

В ысокая частота сердечно-сосудистых заболева- ний (ССЗ) и сахарного диабета (СД), которые по- прежнему остаются ведущими причинами смерт- ности населения как в нашей стране, так и за рубежом, об- условлена широкой распространенностью факторов риска (ФР). Способствующие развитию указанных пато- логий, ФР во многом сходны и приводят как к заболева- ниям системы кровообращения, так и к СД типа 2 - это ожирение, инсулинорезистентность, сопутствующая ей системная гиперинсулинемия, дислипидемия и артери- альная гипертония (АГ). Почти 80% больных АГ имеют со- четание повышенного артериального давления (АД) с ожирением и метаболическими нарушениями [1]. Результаты эпидемиологических исследований NHA- NES III и EUROASPIRE III свидетельствуют, что в экономи- чески развитых странах, включая Россию, около 30% лю- дей, т.е. каждый третий житель, имеют массу тела, превос- ходящую максимально допустимую [2]. Ежегодно число лиц, страдающих ожирением, увеличивается в популяции как минимум на 1% [3]. По последним данным Международной федерации диабета, в 2013 г. распространенность нарушенной толе- рантности к глюкозе (НТГ) в мире составила 6,5% среди взрослого населения, прогнозируется, что в будущем эти цифры будут только увеличиваться [3]. Известно, что наличие метаболических нарушений и СД многократно увеличивает суммарный сердечно-сосу- дистый риск у пациентов с ССЗ, так, риск развития фа- тальных сердечно-сосудистых осложнений у пациента с ишемической болезнью сердца и СД равен риску пациен- та с ишемической болезнью сердца и перенесенным ин- фарктом миокарда [4]. Основной проблемой в предотвращении ССЗ у боль- ных СД является тот факт, что отсутствует уникальный биологический маркер, являющийся диагностическим критерием СД, - в настоящее время для диагностики СД и разграничения таких состояний, как нарушение глике- мии натощак, НТГ и СД, применяется уровень глюкозы плазмы крови. СД типа 2 развивается после длительного периода инсулинорезистентности, которая вначале про- текает с эугликемией, в дальнейшем при нарастании де- фицита b-клеток поджелудочной железы развиваются на- рушение гликемии натощак, НТГ, и, наконец, гиперглике- мия достигает значений, при которых диагностируют СД. К сожалению, в этот момент у большинства пациентов уже имеются макроваскулярные осложнения [5], поэтому для предотвращения развития ССЗ и их осложнений у па- циентов с СД необходимо фокусировать внимание на них еще на этапе формирования ФР и объединения их в так называемый метаболический синдром (МС). Одним из самых частых компонентов МС является АГ: у лиц с ожирением АГ развивается в 2 раза чаще по сравне- нию с лицами с нормальной массой тела. Известно, что ме- ханизмы формирования АГ у пациентов с абдоминальным ожирением имеют свои особенности в сравнении с гипер- тониками, имеющими нормальную массу тела, и даже по сравнению с пациентами с ожирением другой локализации. Ключевыми механизмами в генезе АГ при МС являются ги- перинсулинемия и гиперлептинемия. Гиперинсулинемия, воздействуя на почки, гипоталамо-гипофизарную систему, приводит к повышению активности симпатической нерв- ной системы (СНС), ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС), а также общего периферического сосуди- стого сопротивления, что и вызывает повышение уровня АД. Инсулин также способен повышать реабсорбцию нат- рия в проксимальных и дистальных канальцах нефрона, задерживая жидкость и способствуя развитию гиперволе- мии, а также повышению содержания натрия и кальция в стенках сосудов и их спазму. Существуют также сообщения о способности неэсте- рифицированных жирных кислот, вырабатываемых ади- поцитами висцерального жира, вызывать гиперсимпати- котонию, повышать активность a-адренорецепторов со- судистой стенки и таким образом провоцировать рост АД и частоты сердечных сокращений. Способность повы- шать активность СНС обнаружена и у лептина, секрети- руемого теми же адипоцитами. Предположительно, ренин-ангиотензиновая система (РАС) также играет роль в прогрессировании ожирения и причастна к формированию СД у лиц с ожирением. Ангио- тензин II (АТ II) может участвовать в системе контроля за ростом жировой ткани и стимулировать дифференциацию предшественника жировой ткани в адипоцит. АТ II увеличи- вает содержание триглицеридов, неэстерифицированных жирных кислот, а также увеличивает скорость образования лептина. Прямое влияние АТ II на b-клетки поджелудочной железы из локальных островковых РАС может привести к потере их функции. Показано, что активация РАС ассоции- руется с фиброзом островковых клеток поджелудочной же- лезы у экспериментальных животных с СД типа 2 [6]. АГ у больных с МС имеет и свои особенности течения. Клинической особенностью АГ при сопутствующих ме- таболических нарушениях является частое формирова- ние рефрактерной АГ, установлено, что тяжесть АГ у этих пациентов напрямую связана с количеством метаболиче- ских ФР, ей сопутствующих [7]. По данным суточного мониторирования АД для АГ у больных с МС характерны более высокие средние значе- ния систолического (САД) и диастолического АД (ДАД), более выраженные нарушения суточного ритма АД, высо- кие показатели нагрузки давлением в ночные часы и по- вышенная вариабельность АД [8]. Недостаточное ночное снижение АД или отсутствие такого снижения может быть единственным признаком нарушения суточного профиля АД, выявляемым даже при его нормальных среднесуточ- ных значениях. Между тем отсутствие снижения АД в ноч- ное время является дополнительным ФР развития мозго- вого инсульта и инфаркта миокарда [9]. У таких пациентов рано развиваются поражения органов-мишеней: гипер- трофия левого желудочка, быстро приводящая к дисфунк- ции миокарда, снижение фильтрационной функции по- чек с развитием микроальбуминурии, повышение жестко- сти артерий. У этих больных по сравнению с больными АГ без метаболических нарушений вероятность поражения сердца и мозга увеличивается почти в 5, почек - в 3 и со- судов - в 2 раза [8]. Вместе с тем поражение органов-ми- шеней у больных с МС также имеет свои особенности. Для больных АГ с МС характерна концентрическая гипертро- фия левого желудочка, которая является более неблаго- приятным видом ремоделирования левого желудочка, чем эксцентрическая, - этот вид ремоделирования чаще диагностируется у лиц с андроидным типом ожирения. Предполагается, что гиперинсулинемия непосредственно и через стимуляцию медиаторов симпатической активно- сти, гормонов РААС приводит к усилению клеточного ро- ста и перестройке коллагенового матрикса в миокарде. Для этой категории пациентов характерен феномен ранней стойкой гиперфильтрации; в последнее время ста- ло очевидно, что решающая роль в поражении почек у больных с МС принадлежит медиаторам, секретируемым адипоцитами, оказывающими повреждающее действие на клубочковый эндотелий и ткань почки. Кроме того, избы- ток в крови инсулина, наблюдающийся у больных с МС, непосредственно стимулирует пролиферацию гладкомы- шечных клеток сосудов, мезангиальных клеток и фибро- бластов почечного тубулоинтерстиция, тем самым инду- цируя процессы локального почечного фиброгенеза. К антигипертензивным препаратам (АГП), применяе- мым для лечения пациентов с АГ и метаболическими на- рушениями, предъявляются особые требования: они должны эффективно снижать АД на протяжении суток, не оказывать неблагоприятное влияние на углеводный, липидный и пуриновый обмен, обладать органопротек- тивным действием, снижать риск развития сердечно-со- судистых осложнений. Учитывая большое значение активации РАС в патогене- зе АГ у больных с ожирением, а также причастность РАС к прогрессированию ожирения и формированию СД, ста- новится понятно, почему лекарственные препараты, влияющие на эту систему (ингибиторы ангиотензинпре- вращающего фермента - ИАПФ, блокаторы рецепторов к ангиотензину II - БРА), являются препаратами выбора для лечения АГ у данной категории пациентов. Предста- вители указанных групп лекарственных средств снижают активность РААС как в плазме, так и в тканях, уменьшают активность СНС. Несомненное достоинство препаратов этих групп - отсутствие негативного влияния на углевод- ный, липидный и пуриновый обмен. Кроме того, имеются работы, в том числе выполненные в отделе системных ги- пертензий ИКК им. А.Л.Мясникова, указывающие на то, что ИАПФ и БРА повышают чувствительность тканей к инсулину и улучшают углеводный обмен. В метаанализе, включающем данные 22 рандомизированных клиниче- ских исследований с участием 143 тыс. 153 пациентов без СД, проведена оценка возможностей разных классов АГП предотвращать развитие СД. Лечение, начатое с примене- ния БРА, ИАПФ, блокаторов кальциевых каналов или пла- цебо, было связано с более низким риском развития диа- бета по сравнению с лечением, начатым с мочегонных средств. При этом лечение БРА сопровождалось наимень- шим риском развития СД в сравнении со всеми препара- тами; отношения шансов были: 0,57 (p=0,0001) для БРА; 0,67 (p=0,0001) для ИАПФ; 0,75 (p=0,002) для блокаторов кальциевых каналов; 0,77 (p=0,009) для плацебо и 0,90 (p=0,30) для b-адреноблокаторов [10]. Кроме того, дли- тельное применение БРА и ИАПФ сопровождается умень- шением частоты осложнений СД, а также может привести к снижению частоты неблагоприятных сердечно-сосуди- стых событий у этих больных (VAL-HeFT, VALIANT, MIC- RO-HOPE, EUCLID, BRILLIANT). Однако, несмотря на достижения в лечении АГ, доля па- циентов, у которых удается достичь целевых цифр АД, остается недостаточной, особенно среди больных с МС и СД. Вместе с тем у них контроль АД особенно важен, так как неконтролируемая АГ у таких больных приводит к до- полнительному повышению уже и так высокого риска сердечно-сосудистых осложнений. Таким образом, дан- ной категории пациентов все еще требуются более эф- фективные препараты для лечения АГ. На российском фармацевтическом рынке АГП будет представлен новый БРА - азилсартана медоксомил (Эдарби®). Эдарби® (азилсартана медоксомил) - проле- карство, которое быстро гидролизуется в организме до активного остатка азилсартана, мощного и высокоселек- тивного БРА, подавляющего эффекты вазопрессорного гормона АТ II [11]. Азилсартан более прочно связывается с рецепторами подтипа АТ1 (как было показано в одном из исследований in-vitro) и отличается более медленной диссоциацией от них по сравнению с другими БРА, что приводит к мощному и продолжительному антигипер- тензивному эффекту. Расчетная абсолютная биодоступ- ность азилсартана медоксомила после приема внутрь со- ставляет приблизительно 60%, период полувыведения - 11 ч [11]. Таблетки содержат 40 или 80 мг азилсартана ме- доксомила. В двойном слепом многоцентровом рандомизирован- ном исследовании продолжительностью 24 нед в парал- лельных группах проводили сравнение антигипертен- зивной эффективности и переносимости азилсартана медоксомила с ИАПФ рамиприлом у 884 больных АГ 1 и 2-й степени [12]. Через 2 нед пилотного периода с прие- мом плацебо (простой слепой метод) пациентов рандо- мизировали по группам с применением следующих схем лечения: азилсартана медоксомил 20 мг с повышением дозы до 40 мг через 2 нед; азилсартана медоксомил 20 мг с повышением дозы до 80 мг через 2 нед; рамиприл 2,5 мг с повышением дозы до 10 мг через 2 нед. Первичным по- казателем антигипертензивного эффекта было измене- ние клинического САД в положении сидя на плато актив- ности препарата через 24 нед. Основным вторичным по- казателем эффективности было изменение клиническо- го ДАД в положении сидя на плато активности препарата через 24 нед. Другие вторичные конечные точки включа- ли изменение средних 24-часовых уровней САД и ДАД по данным суточного мониторирования АД через 24 нед и число лиц, ответивших на лечение в соответствии с кри- териями по САД, ДАД и САД/ДАД (ответ определяли как клиническое САД≤140 мм рт. ст. и/или его уменьшение на 20 мм рт. ст. и более от исходного значения; клиническое ДАД<90 мм рт. ст. и/или его уменьшение на 10 мм рт. ст. и более от исходного значения, а также соответствие двум критериям: по САД и ДАД). Конечные точки для оценки безопасности включали регистрацию нежелательных яв- лений и оценку результатов лабораторных исследований. В группах лечения у пациентов были похожие демогра- фические характеристики, одинаковыми были средний возраст, масса тела, индекс массы тела и распределение на этнические группы. Исходные уровни клинического САД и ДАД у пациентов также были в целом похожими.‌‌ По результатам исследования установлено, что азил- сартана медоксомил в двух дозах приводил к достоверно более выраженному снижению клинического САД по сравнению с рамиприлом в максимально разрешенной дозе (p<0,001). Различия между азилсартана медоксоми- лом и рамиприлом составили: 9,03 мм рт. ст. (p<0,001) для азилсартана медоксомила в дозе 80 мг и 8,41 мм рт. ст. (p<0,001) для азилсартана медоксомила в дозе 40 мг. В группе азилсартана медоксомила было достоверно больше пациентов, ответивших на лечение, чем в группе рамиприла. Число больных, ответивших на лечение в ви- де снижения клинического САД≤140 мм рт. ст. и/или сни- жения САД≥20 мм рт. ст. от исходного уровня составило в группах азилсартана медоксомила 40 и 80 мг 59,8 и 57,4% соответственно по сравнению с 39,0% в группе рамипри- ла (p<0,001); в виде снижения клинического ДАД<90 мм рт. ст. и/или снижения ДАД>10 мм рт. ст. от исходного уровня в группах азилсартана медоксомила 40 и 80 мг - 75,6 и 74,4% соответственно по сравнению с 54,8% в груп- пе рамиприла (p<0,001); одновременно по критериям САД и ДАД в группах азилсартана медоксомила 40 и 80 мг - 54,0 и 53,6% соответственно по сравнению с 33,8% в группе рамиприла (p<0,001). Аналогичные результаты были получены в другом двойном слепом рандомизированном многоцентровым исследовании, где в параллельных группах сравнивали антигипертензивную эффективность и безопасность азилсартана медоксомила с валсартаном и олмесартаном в максимально разрешенной дозе у 984 пациентов с пер- вичной АГ [13]. Пациенты, подходившие для включения, прекращали прием ранее назначенных АГП за 3-4 нед до рандомизации и получали плацебо в течение 2 нед перед рандомизацией. Пациентов рандомизировали в следую- щие группы: азилсартана медоксомил 20 мг 1 раз в сутки с обязательным титрованием дозы до 40 мг 1 раз в сутки через 2 нед; азилсартана медоксомил 20 мг 1 раз в сутки с обязательным титрованием дозы до 80 мг 1 раз в сутки через 2 нед; валсартан 80 мг 1 раз в сутки с обязательным титрованием дозы до 320 мг 1 раз в сутки через 2 нед; ол- месартан 20 мг 1 раз в сутки с обязательным титрованием дозы до 40 мг через 2 нед. Для включения подходили па- циенты в возрасте 18 лет и старше, имевшие первичную АГ. Снижения клинического САД<140 мм рт. ст. и/или снижения САД≥20 мм рт. ст. от исходного уровня достигли 56 и 59% пациентов в группах азилсарта- на медоксомила 40 и 80 мг соответственно против 49% пациентов в группе валсартана 320 мг (p=0,016 и p=0,002 соответственно) и 49% пациентов в группе олмесартана (р=0,01). Снижения ДАД<90 мм рт. ст. и/или снижения ДАД≥10 мм рт. ст. от исходного уровня достигли 72% па- циентов в группе азилсартана медоксомила 40 мг и 74% пациентов в группе азилсартана медоксомила 80 мг по сравнению с 64% пациентов в группе валсартана (p=0,041 и p=0,015 соответственно) и 66% в группе олмесартана (р=0,01). Доля пациентов с ответом на лечение по крите- риям как САД, так и ДАД, была достоверно больше в груп- пах азилсартана медоксомила 40 мг (49%; p=0,018) и 80 мг (53%; p<0,001) по сравнению с группой валсартана (44%) и олмесартана (44,5%; р=0,03). В этом же исследовании был проведен субанализ анти- гипертензивной эффективности азилсартана медоксоми- ла в сравнении с валсартаном и олмесартаном у пациентов с АГ и разными нарушениями углеводного обмена (пре- диабетом и СД типа 2). Предиабет определялся по показа- телю гликированного гемоглобина, равному 5,7% и выше, но менее 6,5%, критерием СД типа 2 служил уровень глики- рованного гемоглобина 6,5% и выше. Данные субанализа свидетельствуют о том, что азилсартана медоксомил более эффективен в снижении АД у пациентов с предиабетом и СД типа 2, чем валсартан и олмесартан. Эти результаты бы- ли отмечены как для клинического, так и для среднесуточ- ного САД. Так, преимущество азилсартана медоксомила 80 мг над валсартаном 320 мг по снижению клинического САД в группе пациентов с предиабетом в среднем состави- ло 6 мм рт. ст. (р≤0,05), в группе пациентов с СД типа 2 - 7,7 мм рт. ст. (р≤0,05), над олмесартаном 40 мг - 6,6 мм рт. ст. (р≤0,05) для предиабета и 3,7 мм рт. ст. для СД типа 2. Известно, что у пациентов с АГ и метаболическими на- рушениями часто отсутствует или является недостаточ- ным снижение АД в ночные часы. Так, по данным работ, проведенных в ИКК им. А.Л.Мясникова, доля так называе- мых нон-дипперов среди пациентов с МС уже при 1-й степени АГ составляла 45% против 24% среди боль- ных АГ без метаболических нарушений, а при 3-й степе- ни АГ число нон-дипперов среди больных АГ с МС было равным 84%, тогда как среди больных АГ без МС - 56%. В двойном слепом рандомизированном исследовании сравнивалась эффективность азилсартана и кандесарта- на в контроле АД у пациентов с АГ 1-2-й степени [14]. От- дельно анализировали влияние препаратов на суточный ритм АД у пациентов из группы дипперов и нон-диппе- ров. Дипперами считались пациенты, у которых сниже- ние САД ночью составило 10% и более от исходного. В анализ вошли данные 548 пациентов, из которых 273 получали азилсартан в дозе 20-40 мг, 275 - кандесартан в дозе 8-12 мг. Результаты исследования показали, что в группе нон-дипперов происходило более выраженное снижение АД в ночные часы (по сравнению с дипперами) как на фоне лечения азилсартаном, так и на фоне лече- ния кандесартаном, однако на терапии азилсартаном АД снижалось значительнее (р=0,02). Экспериментальные исследования показали дополни- тельные позитивные свойства азилсартана медоксомила по влиянию на метаболические показатели (чувствитель- ность к инсулину, толерантность к глюкозе) и выражен- ность ожирения. Влияние азилсартана медоксомила на чувствительность к инсулину изучалось на модели спон- танно-гипертензивных крыс. Катетеризировались сон- ная артерия и две бедренные вены. Из сонной артерии осуществлялся забор крови для анализа, в одну из бедрен- ных вен проводилась инфузия глюкозы, в другую - инсу- лина. Инфузия инсулина выполнялась с неизменной ско- ростью, при этом нормальный уровень глюкозы в крови поддерживался за счет инфузии глюкозы. Скорость ин- фузии глюкозы корректировалась в зависимости от ре- зультатов анализа крови. Таким образом, чем выше ско- рость инфузии глюкозы, тем выше чувствительность тканей к инсулину. Лечение азилсартана медоксомилом в до- зировке 0,3 и 1,0 мг/кг в течение 2 нед приводило к повы- шению скорости инфузии глюкозы, отражающей повы- шение чувствительности тканей к инсулину [15]. Влияние азилсартана на толерантность к глюкозе из- учалось на мышах линии KK-Ay, как модели развития СД. Животные получали лечение азилсартаном или канде- сартаном в течение 2 нед. Тест на толерантность к глюко- зе проводился после 16-часового голодания. Глюкоза вводилась per os в дозировке 2 г/кг. Образцы крови для анализа уровней глюкозы и инсулина забирались через 0, 30, 60 и 120 мин после нагрузки глюкозой. Лечение азилсартаном привело к достоверному повышению то- лерантности к глюкозе как по сравнению с контролем (р≤0,05), так и по сравнению с кандесартаном (р≤0,05). При этом не было отмечено существенного повышения секреции инсулина. Тест на чувствительность к инсулину проводился после 4-часового голодания. Инсулин вво- дился инъекционно в дозировке 1 ЕД/кг. Образцы крови для анализа уровней глюкозы и свободных жирных кис- лот забирались через 0, 30, 60 и 120 мин после нагрузки глюкозой. На фоне лечения азилсартаном введение ин- сулина приводило к более выраженному снижению кон- центрации глюкозы и свободных жирных кислот в кро- ви, чем на терапии кандесартаном и в контрольной груп- пе (р≤0,05) [16]. В экспериментальных работах также показано, что азилсартана медоксомил действует как частичный аго- нист g-рецепторов, активирующих пролиферацию пе- роксисом (PPAR-g). PPAR - семейство рецепторов, локали- зующихся в клеточных ядрах и регулирующих экспрес- сию генов. Семейство PPAR включает в себя несколько подтипов: a, b/d, g. Эти подтипы имеют разную локализа- цию: a наиболее распространены в печени, менее часто они встречаются в скелетных мышцах и кардиомиоци- тах; b/d распространены во всех тканях организма, g наи- более распространены в белой и бурой жировой ткани, также встречаются в макрофагах и сосудистой стенке. PPAR-g - наиболее активно изучаемая группа. Исследо- вания показали, что эта подгруппа рецепторов может быть использована для лечения таких заболеваний, как атеросклероз, СД, онкологические заболевания. Натураль- ными лигандами PPAR-g являются окисленные свободные жирные кислоты. PPAR-g имеет 2 изоформы - PPAR-g1 и PPAR-g2. PPAR-g2 представлены почти исключительно в жировой ткани, тогда как PPAR-g1 - во всех остальных тка- нях. Основная физиологическая роль PPAR-g заключается в контроле обмена жирных кислот. Также они играют су- щественную роль в регуляции липидного и углеводного обмена, чувствительности тканей к глюкозе, процессов воспаления, функции эндотелия. PPAR-g перераспреде- ляют свободные жирные кислоты из мышц и печени в пе- риферическую жировую ткань, тем самым снижая липо- токсичность и повышая чувствительность к инсулину. Также PPAR-g способствуют дифференцировке адипоци- тов, апоптозу крупных адипоцитов (наименее чувстви- тельных к инсулину), повышению синтеза адипонектина (который также повышает чувствительность тканей к ин- сулину). Кроме того, активация PPAR-g приводит к повы- шению поглощения глюкозы скелетными мышцами и пе- ченью, подавлению глюконеогенеза. Противовоспали- тельные эффекты PPAR-g заключаются в снижении про- дукции воспалительных цитокинов, молекул клеточной адгезии, фактора роста фибробластов. Влияние азилсартана на уровень экспрессии рецеп- торов PPAR и адипонектина также изучалось на мышах линии KK-Ay, животные получали лечение азилсарта- ном в дозировках 0,66, 1,31 и 6,58 мг/кг/сут или канде- сартаном в течение 2 нед [16]. Уровень экспрессии ре- цепторов PPAR и адипонектина оценивался по концент- рации соответствующей РНК (измерялась с помощью полимеразной цепной реакции). Далее рассчитывалось отношение концентрации РНК PPAR и адипонектина к концентрации РНК глицеральдегид-3-фосфатдегидро- геназы (использовалась в качестве контроля). Лечение азилсартаном привело к статистически значимому по- вышению экспрессии как рецепторов PPAR, так и ади- понектина (р≤0,05). В этом же исследовании проводилось изучение влия- ния азилсартана на массу жировой ткани и размеры ади- поцитов. Анализировались образцы эпидидимальной жировой ткани. Размеры адипоцитов определялись по данным микроскопии. Определялись размеры 30 адипо- цитов в 3 образцах ткани, затем рассчитывались средние значения. Лечение азилсартаном привело к статистиче- ски значимому снижению массы жировой ткани и разме- ров адипоцитов как по сравнению с контролем, так и по сравнению с кандесартаном (р≤0,05). Таким образом, новый представитель БРА азилсартана медоксомил не только обладает высокой антигипертен- зивной эффективностью, превосходящей другие АГП, о чем свидетельствуют представленные в статье работы, но и, по данным экспериментальных исследований, имеет дополнительные позитивные эффекты в отношении чув- ствительности тканей к инсулину, лежащей в основе МС и СД, а также способен влиять на массу жировой ткани. Все это делает его препаратом выбора для пациентов с АГ и метаболическими нарушениями.

About the authors

Yu V Zhernakov

Email: juli001@mail.ru

I Ye Chazova

Email: c34h@yandex.ru

References

  1. Jordan J, Yumuk V, Schalaich M et al. Joint statement of the European Association for the Study of Obesity and the European Society of Hypertension: obesity and difficult to treat arterial hypertension. J Hypertens 2012; 30 (6): 1047-55.
  2. Kotseva K, Wood D, de Backer G et al. EUROASPIRE III: a survey on the lifestyle, risk factors and use of cardioprotective drug therapies in coronary patients from 22 European countries. Eur J Cardiovasc Prev Rehabil 2009; 16 (2): 121-37.
  3. International Diabetes Federation. Diabetes Atlas Update 5-th ed, 2012; www.idf.org/diabetesatlas
  4. Haffner S.M et al. Mortality from coronary heart disease in subjects with type 2 diabetes and in nondiabetic subjects with and without prior myocardial infarction. N Engl J Med 1998; 339: 229-34.
  5. Ryden L, Grant P.G, Anker S.D et al. ESC Guidelines on diabetes, prediabetes, and cardiovascular diseases developed in collaboration with the EASD. The Task Force on diabetes, pre - diabetes, and cardiovascular diseases of the European Society of Cardiology (ESC) and developed in collaboration with the European Association for the Study of Diabetes (EASD). Eur Heart J; doi: 10.1093/eurheartj/eht108
  6. Olivares-Reyes J.A, Arellano-Plancarte A, Castillo-Hernandez J.R. Angiotensin II and the development of insulin resistance: implications for diabetes. Mol Cell Endocrinol 2009; 302: 128-39.
  7. Жернакова Ю.В. Клиническая характеристика различных вариантов течения метаболического синдрома и возможности влияния антигипертензивной терапии на уровень артериального давления, состояние углеводного, липидного обменов и выраженность ожирения у больных артериальной гипертонией и метаболическим синдромом. Дис. ... д - ра мед. наук. М., 2012.
  8. Шарипова Г.М. Особенности поражения органов - мишеней у больных артериальной гипертонией в зависимости от наличия и отсутствия метаболического синдрома. Дис. ... д - ра мед. наук. М., 2009.
  9. Elliott W.J, Meyer P.M. Incident diabetes in clinical trials of antihypertensive drugs: a network meta - analysis. Lancet 2007; 369: 201-7.
  10. Straessen J.A, Thijs L, Fagard R et al. Predicting cardiovascular risk using conventional vs ambulatory blood pressure in older patients with systolic hypertension. JAMA 1999; 282 (6): 539-46.
  11. Edarbi R (azilsartan medoxomil) prescribing information, Takeda Pharmaceuticals USA, Inc 2012. Takeda Pharmaceutical Company Limited.
  12. Bonner G et al. Comparison of antihypertensive efficacy of the new angiotensin receptor blocker azilsartan medoxomil with ramipril. J Hypertens 2010; 28: e283.
  13. White W.B et al. Effects of the angiotensin receptor blocker azilsartan medoxomil versus olmesartan and valsartan on ambulatory and clinic blood pressure in patients with stages 1 and 2 hypertension. Hypertension 2011; 57: 413-20.
  14. Rakugi H et al. Effect of azilsartan versus candesartan on morning blood pressure surges in Japanese patients with essential hypertension. Hypertens Res 2012; 35: 552-8.
  15. Kusumoto K et al. Antihypertensive, insulin - sensitising and renoprotective effects of a novel, potent and long - acting angiotensin II type 1 receptor blocker, azilsartan medoxomil, in rat and dog models. Eur J Pharmacol 2011; 669: 84-93.
  16. Iwai M et al. TAK-536, a new АТ1 receptor blocker, improves glucose intolerance and adipocyte differentiation. Am J Hypertens 2007; 20: 579-86.

Statistics

Views

Abstract - 111

PDF (Russian) - 31

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies