Autoregulation hemodynamics in pregnancies complicated by hypertensive disorders

Abstract


In the article the comparative analysis parametres of haemodynamics and features of autoregulation of haemodynamics in patients with uncomplicated pregnancy and pregnancy with hypertension is carried out.Complex investigation of central haemodynamics in 196 patients in the third trimester of pregnancy (65 - with physiologically proceeding pregnancy, 66 - with chronic arterial hypertensia, 65 patients with the pregnancy complicated by preeclampsia) by means of noninvasive bioimpedance technology with calculation of oscillatory activity and the spectral analysis of the three parametres of haemodynamics was carried.Authentic differences of parameters of central haemodynamics and the data of the spectral analysis between healthy pregnant women and pregnant women with hypertensive the disorders were received, the most expressed deviations are noted in preeclampsia.Considering compromised haemodynamics regulation in patients with preeclampsia the differentiated approach to therapy and choice of anesthesiological protection is required at operative delivery in this group of pregnant women.

Full Text

Введение Беременность представляет собой состояние продол- жительной физиологической адаптации к сосущество- ванию организмов матери и плода, необходимой для удовлетворения потребностей растущего плода. Изме- нения, происходящие в организме женщины, касаются всех систем организма и описываются как системные адаптационные изменения. Суть гемодинамических из- менений при беременности - обеспечить адекватную маточно-плацентарную перфузию для развития плода без ущерба для материнского организма. Изменения, вызванные беременностью в сердечно-сосудистой си- стеме, - результат сложного взаимодействия нервной системы, гуморальных факторов, функциональных и структурных перестроек в сердце и сосудах [1, 2]. Даже у здоровых женщин беременность является «стресс-те- стом» для сердечно-сосудистой системы. Артериальная гипертензия (АГ) в период беременности - одна из главных причин заболеваемости и смертности матери, плода и новорожденного и отрицательно влияет на от- даленный прогноз для женщин и дальнейшее развитие детей. В последнее время наметилась четкая тенденция к уве- личению частоты АГ у беременных. В индустриально раз- витых странах мира АГ диагностируют у 5-15% беременных, причем ее частота за последние 10-15 лет выросла почти на 1/3, что обусловлено увеличением возраста бе- ременных [3]. В России гипертензивные нарушения встречаются у 6-29% беременных, по данным разных ав- торов. Среди них в 70% случаев это проявление преэклампсии, на долю хронической АГ (ХАГ) приходит- ся до 30% случаев гипертензивных расстройств [1]. Беременные с АГ подвергаются высокому риску серь- езных осложнений, таких как: отслойка плаценты, це- реброваскулярные инциденты, органная недостаточ- ность и диссеминированное внутрисосудистое сверты- вание. Для плода это высокий риск внутриутробной за- держки развития, преждевременных родов и внутри- утробной смерти [4, 5]. Высокая распространенность АГ в период гестации, ее значительный вклад в развитие осложнений у матери, плода и новорожденного требуют особого внимания со стороны специалистов разного профиля и остаются од- ной из наиболее изучаемых и сложных проблем при бе- ременности [6]. Несмотря на то, что АГ в период беремен- ности уже была объектом многочисленных исследований акушеров-гинекологов, терапевтов и кардиологов, целый ряд вопросов все еще остается невыясненным [7-10]. Регуляторные механизмы гемодинамики страдают раньше изменений привычных параметров, и тем самым эти сдвиги можно назвать предклиническими [11-15]. Энергетические затраты на колебания гемодинамиче- ских параметров в рамках всего спектра возможно коли- чественно представить с помощью спектрального анали- за медленно-волновых колебаний артериального давле- ния (АД), ритма сердца и ударного объема (УО). Таким об- разом можно получить представление о том, какой вклад в затраты на колебания всего спектра вносят самые мед- ленные волны (Р1), медленные волны второго порядка (Р2), медленные волны, отражающие симпатиче- скую активность (Р3), и высокочастотные волны (Р4), ха- рактеризующие колебательные процессы парасимпати- ческой системы [11, 12]. Цель работы - определить особенности механизмов регуляции параметров кровообращения у пациенток с физиологическим течением беременности и гипертен- зивными расстройствами, используя спектральные харак- теристики вариабельности ритма сердца, АД и УО сердца. Материал и методы исследования Для реализации поставленных задач в исследование бы- ли включены 196 беременных женщин (3 группы) в III три- местре беременности. Беременные включались в исследо- вание после получения письменного информированного согласия. Исследование одобрено локальным этическим комитетом, выполнено в условиях акушерских клиник и отделения анестезиологии и реанимации ФГБУ НИИ ОММ Минздрава России г. Екатеринбурга с 2008 по 2013 г. Критерии исключения из исследования: отказ пациентки от участия в исследовании; пациентки с многоплодной беременностью; пациентки с нарушением жирового обмена 2-й и бо- лее степени (индекс массы тела равен 35 и более); пациентки с оперированными и неоперированными пороками сердца, аритмиями; сопутствующая патология в фазе обострения, деком- пенсации или необходимость ее медикаментозной кор- рекции. В настоящем исследовании мы использовали класси- фикацию гипертензивных состояний при беременности, принятую ведущими медицинскими организациями ми- ра [4, 16-18] и рекомендованную Всероссийским на- учным обществом кардиологов (ВНОК) для практическо- го использования в России [10], согласно которой выде- ляют следующие варианты гипертензивных состояний в период гестации: ХАГ. Под ХАГ подразумевается АГ, существовавшая до наступления беременности или диагностированная до 20-й недели гестации. АГ определяется как состояние, при котором систолическое АД (САД) составляет 140 мм рт. ст. и выше и/или диастолическое АД (ДАД) - 90 мм рт. ст. и выше [4, 10, 16-20]. Гестационная АГ. Пациентки с гестационной АГ не включались в исследование, так как установление оконча- тельного диагноза возможно только ретроспективно, спустя 12 нед после родов. Преэклампсия/эклампсия. Преэклампсия диагности- руется как специфичный для беременности синдром, возникающий после 20-й недели гестации, при наличии АГ, сопровождающейся протеинурией (суточная экскре- ция белка 0,3 г и более). Критериями диагностики пре- эклампсии тяжелой степени являются: повышение САД≥160 мм рт. ст. и ДАД≥110 мм рт. ст.; протеинурия 3 г и более за 24 ч [4, 10, 16-18, 20]. Преэклампсия, развившаяся на фоне ХАГ. 1-ю группу (контрольную) составили 65 практически здоровых женщин (средний возраст 29,43±0,57 года) с неосложненным (физиологическим) течением беремен- ности, родоразрешенных в сроке доношенной беремен- ности 39,0 (38,0; 39,0) нед [данные срока гестации пред- ставлены как Ме (Q25; Q75)]. Беременность осложнилась компенсированной хронической фетоплацентарной недостаточностью (ХФПН) у 14 (21,5%) женщин, без фор- мирования синдрома задержки роста плода (СЗРП). Ульт- развуковых признаков нарушения маточно-плацентар- ного кровотока (НМПК) не отмечалось. Пациентки с гипертензивными расстройствами соста- вили 2 и 3-ю (основные) группы исследования. Во 2-ю группу (основную) вошли 66 беременных с ХАГ в возрасте 33,26±0,7 года. В нозологической структуре ХАГ значительно преобладала гипертоническая болезнь (эс- сенциальная гипертензия) - 90,9%, в 12,1% случаев встречалась симптоматическая (вторичная) гипертензия при хроническом пиелонефрите, гломерулонефрите и мочекаменной болезни. Беременные женщины с АГ 1-й степени составили 48,5%, 2-й - 45,5%, 3-й - 6,1% случа- ев. Течение гестационного процесса сопровождалось раз- витием ХФПН в 69,7% случаев, главным образом компен- сированной (33,3%) и субкомпенсированной (25%) фор- мами с исходом в СЗРП 1-й (18,2%) и 2-й (13,6%) степени. Кесарево сечение произведено в сроке 38,0 (36,0; 39,0) нед. Всем пациенткам с гипертензивными расстройствами (2 и 3-й группы) проводили антигипертензивную тера- пию медикаментозными препаратами, получившими до- казательства относительной безопасности для плода в клинических исследованиях по критериям FDA (Food and Drug Administration), и рекомендованными ESC (European Society of Cardiology), Всемирной организацией здравоохранения и ВНОК [4, 10, 20]. Большинство 54 (81,8%) беременных женщин с ХАГ по- лучали длительную терапию блокаторами кальциевых ка- налов: 47 (71,2%) женщин принимали пролонгированный нормодипин (2,5-10 мг), 7 (10,6%) - нифедипин (30-60 мг), в индивидуально подобранных дозах. Кардио- селективные -адреноблокаторы (Небилет 2,5-5 мг) полу- чали 27 (40,9%) беременных, 2-адреномиметик Допегит (1-2 г) - 7 (10,6%). В случаях недостаточно эффективного контроля АД назначали 2-адреностимулятор Клонидин (клофелин) по 0,075-0,15 мг 3-4 раза в сутки в индивиду- ально подобранных эффективных (по уровню АД) дозах и комбинациях у 41 (62,1%) пациентки. Средняя доза сульфата магния составила 5,87±0,27 г/сут. 3-ю (основную) группу составили 65 пациенток в воз- расте 27,92±0,75 года, с беременностью, осложнившейся преэклампсией тяжелой степени. Беременность в этой группе осложнилась ХФПН у 95,4% пациенток: превали- ровала субкомпенсированная форма плацентарной недо- статочности - у 83,1% беременных, декомпенсированная ХФПН отмечалась у 9,2% женщин. Фетоплацентарная не- достаточность реализовалась в СЗРП у 84,6% пациенток: 1-я степень отмечалась у 46,2%; 2-я - у 33,8% и 3-я - у 4,6% беременных. Наличие НМПК установлено у 84,6% жен- щин. Кесарево сечение проведено в сроке 33,0 (31,0; 35,0) нед гестации. АГ 1-й степени встречалась у 43,1%, 2-й - у 52,3% и 3-й - у 4,6% пациенток. Все беременные в группе тяжелой пре- эклампсии получали индивидуально подобранную анти- гипертензивную терапию и сульфат магния (в суточной дозе 14,06±0,55 г). Большинство пациенток получали ан- тагонисты кальция - 64 (98,5%) человека: 51 (78,5%) женщина принимала нифедипин (30-60 мг), 13 (20%) - Нор- модипин (2,5-10 мг). Селективные -адреноблокаторы (Небилет 2,5-5 мг) получали 4 (6,2%) беременные, Допегит (2 г) - 1 (1,5%). Клофелин принимали 65 (100%) паци- енток в дополнение к базовой антигипертензивной тера- пии, при превышении целевых значений АД. Оценка состояния гемодинамики матери проводилась с помощью неинвазивной биоимпедансной технологии мониторной системой «МАРГ 10-01» производства ООО «Микролюкс», г. Челябинск (регистрационное удо- стоверение №29/08050902/4634-02) с последующим ана- лизом по технологии «Кентавр II РС» [11]. Анализирова- лись основные параметры кровообращения: среднее АД (мм рт. ст.) - АДср, ритм сердца (РС), частота сердеч- ных сокращений (уд/мин); УО (мл). Регистрация параметров производилась в режиме от удара к удару (beet to beet) с выборкой за 500 ударов. Авто- матический расчет средних значений (М) параметров за выборку уменьшал возможное влияние на результат арте- фактов и случайных измерений. По исследуемым пара- метрам автоматически проводятся расчет колебательной активности и спектральный анализ методом быстрого преобразования Фурье [11, 13]. Известно, что вариабельность какого-либо гемодина- мического параметра количественно отражает уровень и вид его регуляции, а также энергетические затраты систе- мы ауторегуляции. Рассчитывалась общая плотность мощности всего спектра колебаний параметра гемодинамики (СПМ), от- ражающая интенсивность адаптационных процессов, и дополнительно определялось распределение затрат энергии на колебания разной частоты, которое отражает активность различных регуляторов колебаний гемодина- мики: Р1, Р2, Р3 и Р4 [11]. Р1 - мощность ультранизкочастотного диапазона (Ultra Very Low Frequency - UVLF, УНЧ), от 0,001 до 0,025 Гц, от- ражает активность метаболизма в регуляции (продукты гликолиза и эндотелиальной функции). Р2 - мощность очень низкочастотного диапазона спек- тра (Very Low Frequency - VLF, ОНЧ), от 0,025 до 0,075 Гц, отражает влияние гуморально-гормонального звена регуляции (ренин, ангиотензин II, вазопрессин, кортизол, ка- техоламины, серотонин, альдостерон). Р3 - мощность низкочастотного диапазона спектра (Low Frequency - LF, НЧ), от 0,075 до 0,15 Гц, формируется под влиянием симпатической и парасимпатической си- стем и называется барорегуляторной. Р4 - мощность высокочастотного диапазона спектра (High Frequency - HF, ВЧ), от 0,15 до 0,6 Гц, отражает ак- тивность объемной (парасимпатической, дыхательной) регуляции. Кроме того, рассчитывались два коэффициента: баланс низкочастотных и высокочастотных осцилляторов -  (Р1+Р2/Р3+Р4) и баланс отношений симпатической и па- расимпатической регуляции -  (Р3/Р4), позволяющих судить о сохранении или изменении онтогенетически сформированного взаимоотношения частотных регуля- торов [11, 12]. При оценке спектральных синдромов мы руководство- вались рядом критериев. Наиболее благоприятная ситуа- ция для ауторегуляции параметра гемодинамики возни- кает в том случае, если имеет место повышение общей мощности спектра (СПМ) при сохраненном онтогенети- чески сформированном для данного параметра балансе частотных регуляторов, на что указывают величины коэффициентов  и . Менее благоприятные условия возникают при неизмененной или сниженной общей мощ- ности спектра, но при сохраненном для данного пара- метра балансе частотных регуляторов. Наиболее неблаго- приятные условия для ауторегуляции возникают при из- менении структуры баланса регуляторов (смена преобла- дания низкочастотных осцилляторов над высокочастот- ными или наоборот), не свойственных данному парамет- ру, которое свидетельствует о нарушении регуляции (дис- регуляция). Спектральный анализ вариабельности параметров гемодинамики, Ме (Q25; Q75) Показатель Характе- ристика Группа Достоверность 1-я (n=65) 2-я (n=70) 3-я (n=60) р1-2 р1-3 р2-3 АДср, (мм рт. ст.)2/Гц M 88,0 (82,75; 94,25) 107,0 (100,5; 115,0) 116,0 (110,75; 121,0) <0,0001 <0,0001 <0,001 СПМ 2,05 (1,17; 2,79) 3,61 (1,72; 5,66) 3,18 (2,02; 4,96) <0,001 <0,001 0,92 P1 0,29 (0,12; 0,53) 0,50 (0,12; 0,77) 0,31 (0,15; 0,77) 0,13 0,37 0,79 P2 0,81 (0,43; 1,01) 1,11 (0,56; 2,06) 0,86 (0,61; 1,59) <0,01 <0,05 0,46 P3 0,67 (0,35; 0,97) 1,16 (0,60; 1,86) 1,18 (0,93; 1,92) <0,0001 <0,0001 0,24 P4 0,14 (0,08; 0,23) 0,23 (0,09; 0,46) 0,22 (0,04;0,47) <0,05 0,05 0,66  1,55 (0,81; 2,02) 1,07 (0,64; 1,88) 0,96 (0,55; 1,43) 0,12 <0,01 0,19  4,54 (3,65; 5,92) 5,42 (3,12; 10,46) 6,43 (4,14; 22,85) 0,19 <0,01 0,12 РС, (1/мин)2/Гц M 82,0 (74,75; 94,0) 83,0 (76,0; 94,0) 67,0 (59,75; 79,25) 0,76 <0,0001 <0,0001 СПМ 36,02 (21,11; 55,29) 30,78 (16,88; 47,81) 21,45 (11,28; 37,67) 0,09 <0,001 <0,05 P1 5,26 (3,2; 9,24) 4,2 (1,72; 9,76) 2,90 (1,35; 6,33) 0,15 <0,01 0,12 P2 12,95 (8,92; 23,92) 10,62 (6,42; 19,94) 8,06 (4,29; 13,23) 0,06 <0,001 0,05 P3 9,74 (4,88; 15,39) 9,1 (4,22; 13,80) 5,37 (2,46; 9,19) 0,34 <0,001 <0,05 P4 2,91 (1,35; 5,27) 2,20 (1,28; 4,10) 2,09 (1,10; 6,13) 0,12 0,35 0,66  1,67 (1,15; 2,63) 1,36 (0,62; 2,82) 1,24 (0,73; 2,21) 0,44 0,06 0,53  3,09 (1,68; 5,12) 3,51 (1,90; 5,88) 1,96 (1,02; 4,11) 0,33 <0,05 <0,01 УО, мл2/Гц M 77,0 (69,0; 84,0) 75,0 (67,5; 86,0) 71,50 (62,0; 86,0) 0,50 0,14 0,47 СПМ 66,12 (38,07; 90,06) 66,49 (43,07; 105,42) 56,58 (34,36; 81,78) 0,24 0,69 0,13 P1 6,62 (2,91; 13,36) 5,62 (2,92; 13,39) 3,86 (2,77; 12,41) 0,97 0,30 0,32 P2 20,25 (10,66; 32,66) 17,05 (10,51; 34,15) 17,66 (9,76; 26,25) 0,99 0,44 0,45 P3 18,32 (11,77; 29,06) 21,56 (13,61; 36,52) 20,73 (12,38; 38,59) 0,06 0,18 0,57 P4 6,61 (3,89; 11,66) 10,74 (5,58; 16,28) 6,79 (4,41; 11,17) 0,06 0,68 0,15  0,89 (0,54; 1,61) 0,82 (0,41; 1,09) 0,82 (0,45; 1,18) 0,10 0,19 0,72  2,65 (1,74; 3,90) 2,81 (1,25; 3,68) 2,84 (1,84; 4,86) 0,42 0,40 0,16 Примечание. p1-2 - достоверность отличий показателей 1 и 2-й групп; p1-3- достоверность отличий показателей 1 и 3-й групп; p2-3 - достоверность отличий показателей 2 и 3-й групп. Статистический анализ полученных данных выполнен с помощью электронных таблиц Microsoft Office Excel и пакета прикладных программ Statistica for Windows 7.0 фирмы StatSoft Inc. (США). Качественные признаки описаны простым указанием количества и доли в процентах для каждой категории. Все количественные признаки тестированы на соответствие их нормальному распределению критерием Колмогоро- ва-Смирнова. Описательная статистика включала расчет средней величины с учетом стандартной ошибки средне- го (M±m), медианы и интерквартильного интервала Me (Q25; Q75). Равенство выборочных средних проверяли по t-критерию Стьюдента и U-критерию Манна-Уитни. Для множественных межгрупповых сравнений спект- ральных показателей вариабельности параметров гемо- динамики применялся критерий Краскела-Уоллиса. Сравнительный анализ качественных переменных осуществлялся с помощью критерия 2. Результаты исследований и их обсуждение При сравнительном анализе выявлено, что родоразре- шение в группах с гипертензивными расстройствами (2 и 3-я группы) произведено достоверно раньше по сравне- нию с группой физиологической беременности (р<0,0001). В группе тяжелой преэклампсии срок геста- ции при родоразрешении был значительно ниже (р1-3<0,0001), чем в группе ХАГ. Беременные контроль- ной группы и пациентки с тяжелой преэклампсией были сопоставимы по возрасту (р1-3=0,29), в то время как сред- ний возраст женщин с ХАГ был статистически значимо выше, чем в контрольной группе (р1-2=0,0004) и группе с преэклампсией (р2-3<0,00001). Осложнения беременности в виде ХФПН с исходом в СЗРП достоверно чаще (p<0,0001) встречались в группах с гипертензивными расстройствами (2 и 3-я группы) в сравнении с физиологически протекающей беремен- ностью, а также достоверно чаще - в группе преэкламп- сии в сравнении с ХАГ (р2-3<0,0001). Прежде чем приступить к детальному обсуждению полученных результатов, необходимо отметить, что все бе- ременные с гипертензивными нарушениями (2 и 3-я груп- пы) получали плановую антигипертензивную терапию, подробно описанную выше. У беременных всех исследо- ванных групп отмечался эукинетический режим кровооб- ращения. Был проанализирован каждый параметр гемодинамики (как абсолютные значения - М, так и при помощи спек- трального анализа), результаты подвергнуты межгруппо- вому сравнению, что в целом позволяет взглянуть на регу- ляцию кровообращения через вариабельность гемодина- мических сигналов как на возможность более глубокой оценки функционального состояния системы кровооб- ращения беременных исследованных групп. Выявленные особенности вариабельности основных параметров кровообращения в группе с физиологиче- ской беременностью (1-я группа) расценены нами как проявление нормальных адаптивных изменений в III триместре. Полученные данные, представленные в таб- лице, свидетельствуют о наличии достоверных различий основных параметров гемодинамики во всех группах ис- следования и значимых отличий медленных колебаний гемодинамики исследуемых групп. АДср в группах с гипертензивными расстройствами (2 и 3-я группы) достоверно выше (р<0,0001), чем у па- циенток контрольной (1-й) группы на 21,6 и 31,8% со- ответственно (см. таблицу). Этот феномен находит подтверждение при анализе адаптивных реакций гемо- динамики (рис. 1). Увеличение общей мощности спектра АДср во 2 и 3-й группах (р1-2=0,0002; р1-3=0,0001) происходит за счет возрастания абсолютных величин спектральной плотности (СП) низкочастотных осцил- ляторов Р2 (р<0,05) и Р3 (р<0,0001), а также высокоча- стотного осциллятора Р4 (р<0,05), при доминировании Рис. 1.Общая мощность спектра (а) и баланс частотных регуляторов (б) АДср, Mе (Q25; Q75). Рис. 2. Общая мощность спектра (а) и баланс частотных регуляторов (б) сердечного ритма, Mе (Q25; Q75). онтогенетически сформированного механизма баро- регуляции. Во 2-й группе баланс регуляторов (коэффи- циенты  и ) сходен с 1-й группой. В 3-й группе отме- чается достоверное уменьшение коэффициента  (р1-3=0,003) и повышение коэффициента  (р1-3=0,001), что свидетельствует о возрастании симпа- тической регуляции по сравнению с контрольной груп- пой. Данный спектральный паттерн в группах с гипер- тензивными расстройствами можно расценивать как напряжение адаптивных процессов в регуляции АДср с доминированием барорегуляции, более выраженное в группе тяжелой преэклампсии. При анализе истинных значений РС и спектральных характеристик (адаптивных реакций) вариабельности сердечного ритма (ВСР) у беременных 2-й группы не бы- ло выявлено достоверных отличий с группой контроля. Значение РС в 3-й группе было достоверно ниже по сравнению с 1 и 2-й группами (р<0,0001). Спектральный анализ ВСР у беременных 3-й группы выявил снижение общей спектральной мощности в сравнении с контроль- ной группой (р1-3=0,0001) за счет достоверного снижения индивидуальных мощностей спектральных компонентов в низкочастотном диапазоне (P1, Р2 и Р3) (р1-3<0,005) и снижение СПМ РС в сравнении со 2-й груп- пой (р2-3 =0,01) за счет снижения СП в Р2 и Р3-диапазонах (р2-3<0,05); рис. 2. Во всех группах исследования в спек- тре ВСР доминировали низкочастотные колебания, что указывает на преобладание симпатических влияний на сердце при беременности. Достоверное уменьшение коэффициента  (P3/Р4) в 3-й группе в сравнении с 1-й (р1-3=0,023) и 2-й (р2-3=0,001) группами свидетельствует об уменьшении вегетативного контроля со стороны симпатической нервной системы и барорегуляции в этой группе. Снижение общей мощности РС в группе тя- желой преэклампсии указывает на малую вариабельность параметра и расценивается как угнетение (ригидность) адаптивных процессов. При изучении вариабельности УО выявлены особенно- сти регуляции параметра при физиологически проте- кающей беременности и при беременности, осложнив- шейся гипертензивными состояниями. В спектре вариа- бельности УО доминируют медленные колебания разных частот, преимущественно в нейрогуморальном (Р2) и ба- рорефлектором (Р3) диапазонах. При сравнительном анализе вариабельности УО сердца не выявлено досто- верных отличий истинных величин, плотности общей мощности спектра УО, СП отдельных регуляторов и баланса частотных регуляторов между группами, что указы- вает на сохранение механизмов регуляции УО в группах с гипертензивными расстройствами. Заключение При оценке основных параметров гемодинамики и данных спектрального анализа получены достоверные отличия показателей во всех исследованных группах, наиболее выраженные отклонения выявлены при бере- менности, осложненной тяжелой преэклампсией. Полученные нами данные спектрального анализа ва- риабельности основных параметров гемодинамики ука- зывают на преобладание симпатического тонуса в регуля- ции РС, АДср и УО, как при физиологически протекающей беременности, так и при гипертензивных нарушениях. Наличие АГ у беременных сопровождается напряжением адаптивных реакций вегетативной нервной системы. В группе тяжелой преэклампсии наряду с напряжением Литература/References ауторегуляции АД отмечалось угнетение (истощение) адап- тивных механизмов регуляции сердечного ритма (ВСР). В результате проведенного спектрального анализа па- раметров гемодинамики выявлено, что беременность у пациенток с ХАГ сопровождается значительным напря- жением компенсаторно-приспособительных механиз- мов системы кровообращения, в то время как беремен- ность, осложнившаяся тяжелой преэклампсией, проте- кает в условиях срыва механизмов компенсации, т.е. со- провождается дезадаптацией. Полученные данные подтверждают предположение, что гипертензивные нарушения в период гестации не- однородны. Прогноз, тактика лечения, сроки родораз- решения различаются при разных гипертензивных состояниях, поэтому своевременная дифференциаль- ная диагностика имеет особую актуальность в профи- лактике развития тяжелых осложнений у матери и плода.

About the authors

R A Makarov

Mother and Child Research Institute

Email: r_makarov_ekb@mail.ru
620028, Russian Federation, Ekaterinburg, ul. Repina, d. 1

S V Kinzhalova

Mother and Child Research Institute


N S Davydova

Ural State Medical University

620028, Russian Federation, Ekaterinburg, ul. Repina, d. 3

References

  1. Макаров О.В., Ткачева О.Н., Волкова Е.В. Преэклампсия и хроническая артериальная гипертензия. Клинические аспекты. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010.
  2. Moertl M.G, Ulrich D, Pickel K.I et al. Changes in haemodynamic and autonomous nervous system parameters measured non - invasively throughout normal pregnancy. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2009; 144 (Suppl. 1): S179-83.
  3. Mittal B.V, Singh A.K. Hypertension in the developing world: challenges and opportunities. Rev Am J Kidney Dis 2010; 55 (3): 590-8.
  4. WHO recommendations for prevention and treatment of pre - eclampsia and eclampsia. Geneva: World Health Organization, 2011.
  5. Abalos E, Cuesta C, Carroli G et al. Pre - eclampsia, eclampsia and adverse maternal and perinatal outcomes: a secondary analysis of the World Health Organization multicountry survey on maternal and newborn health. BJOG 2014; 121 (Suppl. 1): 14-24.
  6. Lindheimer M.D, Taler S.J, Cunningham F.G. Hypertension in pregnancy. J Am Soc Hypertens 2010; 4 (2): 68-78.
  7. Фаткуллина И.Б. Особенности вегетативной регуляции сердечного ритма у беременных с преэклампсией разных этнических групп. Фундаментальные исследования. 2011; 5: 180-4.
  8. Радьков О.В., Ильинская Т.А., Блинова Н.И. Гестационная динамика показателей вариабельности ритма сердца у беременных с хронической артериальной гипертензией. Кардиология в Беларуси. 2011; 5: 306.
  9. Pal G.K, Shyma P, Habeebullah S et al. Spectral analysis of heart rate variability for early prediction of pregnancy - induced hypertension. Clin Exp Hypertens 2009; 31 (4): 330-41.
  10. Диагностика и лечение сердечно - сосудистых заболеваний при беременности. Национальные рекомендации. М.: Всероссийское научное общество кардиологов; 2010.
  11. Астахов А.А., Астахов - мл. А.А. Концепция кровообращения для анестезиолога и реаниматолога: монография. Челябинск: Изд - во ЮУГМУ, 2014.
  12. Флейшман А.Н. Вариабельность ритма сердца и медленные колебания гемодинамики: нелинейные феномены в клинической практике. Новосибирск: ИД СО РАН; 2009.
  13. Heart Rate Variability. Standards of measurement, physiological interpretation, and clinical use. Task force of the european society of cardiology and the North American Society of pacing and electrophysiology. Eur Heart J 1996; 17 (3): 354-81.
  14. Mazzeo A.T, La Monaca E, Di Leo R et al. Heart rate variability: a diagnostic and prognostic tool in anesthesia and intensive care. Acta Anaesthesiol Scand 2011; 55 (7): 797-811.
  15. Tejera E, Areias M.J, Rodrigues A.I et al. Relationship between heart rate variability indexes and common biochemical markers in normal and hypertensive third trimester pregnancy. Hypertens Pregnancy 2012; 31 (1): 59-69.
  16. Hypertension in pregnancy. Report of the American College of obstetricians and gynecologists’ task force on hypertension in pregnancy. American College of Obstetricians and Gynecologists, Task Force on Hypertension in Pregnancy. Obstet Gynecol 2013; 122 (5): 1122-31.
  17. Hypertension in pregnancy: the management of hypertensive disorders during pregnancy. NICE Clinical Guidelines, No. 107. National Collaborating Centre for Women's and Children's Health (UK). London: RCOG Press; 2010.
  18. Lowe S.A, Bowyer L, Lust K et al. The Management of Hypertensive Disorders of Pregnancy. The recommendations of the Society of Obstetric Medicine of Australia and New Zealand. SOMANZ; 2014.
  19. Чазова И.Е., Ратова Л.Г. и др. Диагностика и лечение артериальной гипертензии (рекомендации Российского медицинского общества по артериальной гипертонии и Всероссийского научного общества кардиологов). Системные гипертензии. 2010; 3: 5-26.
  20. Mancia G, Fagard R, Narkiewicz K et al. 2013 ESH/ESC Guidelines for the management of arterial hypertension: the Task Force for the management of arterial hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC). J Hypertens 2013; 31 (7): 1281-357.

Statistics

Views

Abstract - 68

PDF (Russian) - 7

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies