The hardness of the vessel wall in patients with arterial hypertension


Cite item

Abstract

The article deals with the role of the hardness of the vessel wall in the pathogenesis of arterial hypertension and its complications and cardiovascular mortality. We discussed the factors increasing the hardness of the vessel wall, such as age, blood pressure level, atherosclerosis, smoking and diabetes mellitus. We showed the indicators reflecting the status of the vascular wall and which could play a role of markers of increased risk of cardiovascular complications. We reviewed the data concerning the improvement of the parameters of the hardness of the vessel wall under the influence of antihypertensive therapy using the angiotensin II type 1 receptor blocker - candesartan. We discussed the possible mechanisms of the candesartan influence on the elastic properties of the vessels. We stressed that the effect on the hardness of the arteries on using antihypertensive drugs, even within the same class, was different, which, apparently, was associated with the difference in the pharmacokinetic properties.

Full Text

З а последние годы получены убедительные данные о роли повышенной жесткости сосудистой стенки в прогрессировании артериальной гипертонии (АГ) и развитии ее основных осложнений: Чем выше жесткость сосудистой стенки (по показате- лю скорости пульсовой волны - СПВ), тем больше смерт- ность [1]. Авторы исследования основывались на данных обследования более 700 лиц с АГ и патологией почек, где показали, что СПВ может служить независимым маркером сердечно-сосудистого риска. Длительность наблюдения составила 140 мес. Было показано, что СПВ>12 м/с ассо- циируется с меньшей выживаемостью этих больных по сравнению с лицами, имевшими СПВ≥9,4≤12 м/с и паци- ентами со СПВ<9,4 м/с. Исследование ASCOT-CAFГ (Anglo-Scandinavian Car- diac Outcomes Trial - Conduit Artery Function Evaluation study) [2]: влияние антигипертензивной терапии на про- гноз у пациентов с АГ при сопоставимом снижении плечевого артериального давления (АД) зависит от сте- пени снижения центрального давления в аорте, которое модулируется эластическими характеристиками круп- ных артерий. Увеличение сосудистой жесткости предшествует раз- витию АГ независимо от уровня АД [3]. Изменения сосудистой стенки регистрируются у лиц с АГ уже на ранних стадиях заболевания [4, 5]. Сила связи жесткости артерий с уровнем АД увеличи- вается по мере прогрессирования АГ [6, 7]. СПВ, характеризующая жесткость сосудистой стенки, является маркером сердечно-сосудистого риска на основа- нии Фремингемских критериев. СПВ является более силь- ным предиктором фатальных и нефатальных сердечно-со- судистых осложнений, чем курение, уровень глюкозы, об- щий холестерин и другие биологические маркеры [8]. Аортальная жесткость обладает независимой прогно- стической значимостью в отношении фатальных и нефа- тальных сердечно-сосудистых событий у больных АГ [9, 10]. Схематично механизмы влияния повышенной жестко- сти сосудистой стенки на развитие сердечно-сосудистых осложнений представлены на рис. 1. Сосудистая стенка была впервые обозначена как орган- мишень АГ, а повышенная СПВ включена в перечень кри- териев субклинического поражения органов-мишеней у лиц с АГ впервые в Европейских (2007 г.) [11] и Россий- ских (2008 г.) [12] рекомендациях по диагностике и лече- нию артериальной гипертензии. Этот показатель сохра- нил свое значение и в новом пересмотре Европейских ре- комендаций, принятых в 2013 г. [13]. Разработаны разные методы и индексы, которыми оце- нивают состояние сосудов. К ним относят [14]: Лодыжечно-плечевой индекс (ankle-brachial pressu- re index - ABI) - применяется для оценки признаков атеросклероза артерий нижних конечностей. Cердечно-лодыжечный сосудистый индекс (cardio- ankle vascular index - CAVI) - применяется для оценки тяже- сти коронарного атеросклероза, не зависит от уровня АД. СПВ периферических артерий - используется для оценки жесткости артерий (на каротидно-фемораль- ном или каротидно-брахиальном сегменте. СПВ в аорте (СПВ-ao) - используется для оценки жест- кости стенки аорты. Аугментационный индекс в аорте (AIx-ao) - прежде всего зависит от эластических свойств стенки аорты. AIx в плечевой артерии (AIx-br) - связан с перифе- рической (плечевой) отраженной волной. Амплификация пульсового давления (РРА) - отно- шение пульсового давления в плечевой артерии к цент- ральному пульсовому давлению. Индекс жесткости (ригидности) артерий (ASI). Амбулаторный индекс жесткости артерий (ААSI). Потокиндуцированная вазодилатация артерий (ЭЗВД) - применяется для оценки эндотелиальной функции сосудов. Каждый из этих параметров имеет самостоятельное значение, но многие соотносятся между собой и степенью риска у разных категорий больных. Так, например, показа- тель жесткости аорты коррелирует со СПВ, определенной на каротидно-феморальном участке (r=0,22; p<0,001) [4]. К сожалению, многие из этих методов трудоемки и тре- буют наличия специального оборудования. Скорость каротидно-феморальной пульсовой волны - это «золотой стандарт» измерения аортальной жестко- сти [13, 16]. В ряде исследований было количественно оце- нено значение СПВ в дополнение к традиционным факто- рам риска, включая SCORE (Systematic COronary Risk Eva- luation) и Фремингемскую шкалу [9, 10, 17, 18]. Более того, по результатам измерения жесткости артерий значитель- ная часть пациентов из группы среднего риска может быть реклассифицирована в группы более высокого или более низкого сердечно-сосудистого риска [9, 10, 17]. Жесткость сосудов - интегральный показатель, опреде- ляемый не только структурными элементами сосудистой стенки и давлением крови, но и регуляторными механиз- мами, среди которых эндотелиальная дисфункция и ак- тивность симпатической нервной системы играют ключевую роль [14]. Рассмотрим факторы, которые влияют на жесткость ар- териальной стенки. Практически все исследования пока- зывают, что такой маркер артериальной жесткости, как СПВ, достоверно увеличивается с возрастом [19-25]. У женщин до 60 лет СПВ достоверно ниже, чем у мужчин, однако к 60 годам показатели выравниваются [19, 22]. За- висимость параметров отраженной волны от возраста оценивается противоречиво. В ряде работ была показана положительная ассоциация AIx с возрастом [26], но в ис- следовании С.McEniery и соавт. [25] и Фремингемском ис- следовании [27] получены свидетельства нелинейной свя- зи AIx с возрастом и отсутствия существенного прироста индекса с возрастом у пожилых. Установлено, что фено- мен жесткости крупных артерий и отражения пульсовой волны - самые важные патофизиологические детерми- нанты изолированной систолической АГ и возрастания пульсового давления при старении [28]. Повышение жесткости сосудистой стенки при сахар- ном диабете (СД) становится следствием комбинации ге- нетических, метаболических и гормональных измене- ний, причем увеличение жесткости сосудистой стенки у диабетиков развивается раньше, чем проявления ангио- патий [29-34]. Гликозилирование и его конечные продук- ты уменьшают эластичность соединительной ткани в стенках сосудов [29, 30], сосудистая жесткость повышает- ся при СД типа 1 и 2 [31-33] и нарушении толерантности к глюкозе [34]. Вместе с тем в отношении молодых паци- ентов с СД типа 1 получены противоречивые данные [31]. Курение негативно влияет на показатели эластично- сти сосудов [35]. Так, СПВ увеличивается непосредствен- но после выкуривания сигареты и остается повышен- ной еще в течение 1-2 ч. СПВ и индекс жесткости стой- ко повышены у хронических курильщиков [36, 37], при- Рис. 1. Взаимосвязь аортальной жесткости с развитием сердечно-сосудистых осложнений. Аортальная жесткость центрального аортального САД центрального аортального ДАД после нагрузки на левый желудочек коронарной перфузии Гипертрофия миоцитов Субэндокардиальная ишемия Ослабление релаксации Фиброз миокарда Диастолическая функция чем влияние курения на эти показатели является дозоза- висимым. Рядом исследований представлены данные о связи ар- териальной жесткости с гиперхолестеринемией [38, 39], в том числе при семейной гиперхолестеринемии. Прове- денные ранее исследования показали, что снижение эла- стичности сосудов свидетельствует о прогрессировании атеросклероза и ассоциируется с общей распространен- ностью атеросклеротического процесса [40-42]. В иссле- дованиях с использованием ангиографии показано, что жесткость сосудистой стенки увеличивается пропорцио- нально числу пораженных атеросклерозом коронарных артерий [43, 44]. N.Van Popele и соавт. (2001 г.) [40] в по- пуляционной выборке лиц пожилого и старческого воз- раста (60-100 лет) показали корреляцию СПВ по аорте с толщиной комплекса интима-медиа сонных артерий и количеством атеросклеротических бляшек, в том числе среди лиц без предшествующих сердечно-сосудистых за- болеваний. Помимо влияния классических факторов риска сердеч- но-сосудистых заболеваний на сосудистую жесткость на сегодня большой интерес вызывает эффект новых потен- циальных кардиоваскулярных детерминант, таких как маркеры воспаления, метаболические нарушения, уровни оксидантной/антиоксидантной активности и др. Так, в отдельных работах показана связь артериальной жестко- сти с гипергомоцистеинемией [41], повышенным уров- нем С-реактивного протеина (hsCRP) [45, 46]. АД является одним из главных факторов, влияющих на жесткость сосудистой стенки [13]. Систолическое и пуль- совое давление напрямую зависит от снижения эластич- ности стенок крупных артерий [47]. В целом ряде иссле- дований показана связь повышения жесткости артери- альной стенки с АГ [48, 49] преимущественно за счет уве- личения систолического АД (САД) и пульсового АД [40]. Р.Lantelme и соавт. представлены свидетельства ассоциа- ции АД с жесткостью артериальной стенки даже у лиц с «гипертонией белого халата» [50]. В клинических исследованиях представлены доказа- тельства о снижении артериальной жесткости под влия- нием эффективной антигипертензивной терапии, вы- явлен эффект отдельных препаратов, в том числе блока- торов рецепторов ангиотензина (АТ) II - БРА [36, 52-54]. При этом существуют свидетельства того, что эффект ги- потензивных препаратов в отношении жесткости арте- рий не связан напрямую со снижением АД или связан не только с этим [36, 52-54]. Другими словами, у БРА следует предполагать наличие дополнительных свойств помимо антигипертензивных, обусловленных их механизмом действия - блокадой рецепторов АТ II 1-го типа (АТ1-рецепторы) и опосредованной активацией рецепторов 2-го типа (АТ2-рецепторы). Большинство эффектов ренин-ангиотензин-альдосте- роновой системы (РААС) реализуется через АТ1-рецепто- ры, представленные в гладкомышечных клетках сосудов, сердце, легких, головном мозге, печени, почках, надпочечниках и гонадах [55, 56]. АТ1-рецепторы связываются с целым рядом внутриклеточных сигнальных молекул, включая фосфолипазы А2, С и D, аденилатциклазу, потен- циалзависимые кальциевые каналы и большое количе- ство киназ, принимающих участие в фосфорилировании. В зависимости от типа клетки и органа подобная стиму- ляция приводит к вазоконстрикции, увеличению секре- ции альдостерона, повышению тонуса симпатической нервной системы, гипертрофии кардиомиоцитов и глад- комышечных клеток сосудов, активации фиброза и апоп- тоза, патологической цереброваскулярной реконструк- ции, стимуляции воспаления, активизации гипоталамо- гипофизарно-надпочечниковой оси, а также развитию тревожного синдрома. Одни из самых важных послед- ствий активации АТ1-рецепторов - продукция и высво- бождение реактивных форм кислорода [55, 56]. АТ2-рецепторы представлены также практически во всех органах, но в основном в ткани головного мозга и надпочечниках [55, 56]. В процессе эмбриогенеза АТ2-рецепторы экспрессируются в развивающихся ар- териях. Их стимуляция вызывает вазодилатацию и ин- гибирование пролиферации гладкомышечных клеток, что способствует сдерживанию роста последних и вы- полняет функцию своеобразного регулирования тол- щины стенки сосуда. Эффекты, вызванные стимуляци- ей АТ2-рецепторов, главным образом обусловлены ак- тивацией синтеза оксида азота и повышением продук- ции хемоаттрактанта моноцитов - ХМ1, ингибирующе- го ERK- и Bcl-2-дефосфорилирование. Однако в послед- ние годы получены данные о том, что стимуляция АТ2-рецепторов в определенных ситуациях может со- провождаться активацией факторов роста, фиброза и атерогенеза [55, 56]. Схематично изложенные механиз- мы представлены на рис. 2. Однако в таком случае следует предполагать наличие примерно сопоставимого эффекта разных представите- лей класса БРА на жесткость сосудистой стенки, что не на- шло подтверждения, в частности, в исследовании япон- ских авторов [52]. В данной работе авторы изучали влия- ние 3 представителей класса БРА - кандесартана, телми- сартана и лозартана на уровень АД и жесткость сосуди- стой стенки у пациентов с АГ и СД типа 2. СД типа 2 пред- ставляет собой заболевание, при котором сконцентриро- ваны практически все известные факторы риска атеро- склероза (гипергликемия, гипертония, гиперлипидемия, висцеральное ожирение и др.) [57]. Эндотелий сосудов яв- ляется первым слоем клеток, своего рода барьером, кото- рый сталкивается с неблагоприятным воздействием мета- болических и гемодинамических факторов. Что про- исходит с сосудом под действием факторов риска при СД? Установлено, что в условиях гипергликемии снижает- ся продукция эндотелиальными клетками оксида азота - сосудорасширяющего и антиатерогенного фактора, про- исходят активация РААС и повышение продукции АТ II и эндотелина, активация молекул адгезии и миграции лей- коцитов, свертывающей системы крови, ростовых факто- ров, продукции коллагена и пролиферации гладкомы- шечных клеток сосудов [58, 59]. Таким образом, развива- ется целый комплекс нарушений, ведущих к структурным изменениям сосудистой стенки, повышению ее жестко- сти, которые представляют собой не что иное, как ранние проявления атеросклероза. Эти данные позволяют рас- сматривать жесткость артерий в качестве одного из ран- них предикторов сосудистой патологии при СД, ассоции- рованного с риском смертности этих пациентов [60]. В то же время сочетание АГ и СД увеличивает риск развития всех осложнений в несколько раз [13]. Именно поэтому по многим причинам приоритетными препаратами для лечения лиц с АГ и СД являются блокаторы РААС, прежде всего БРА (в силу их отличной переносимости) [13]. Сле- довательно, выбор препарата внутри класса имеет очень важное клиническое значение. В исследование G.Uеhara, H.Takeda [52] были включены 95 лиц с АГ и СД типа 2, которые были рандомизированы на 3 группы. Пациенты 1-й группы (31 человек, из них Рис. 2. Влияние блокирования AT1-рецепторов на сосудистый тонус и пролиферацию клеток с учетом дополнительных эффектов AT2-рецепторов. Блокаторы АТ-рецепторов АТ II АТ -рецепторы 1 АТ -рецепторы 2 Вазоконстрикция Пролиферация Пролиферация Дифференцировка Вазодилатация ? Вазодилатация Ингибирование пролиферации Chung O, Unger T, Amer J. Hypertension 1999; 12: 150-6. АТ II 20 женщин, средний возраст 61,9±10,0 года) получали телмисартан в дозе 40 мг/сут, больным 2-й группы (40 че- ловек, из них 21 женщина, средний возраст 59,7±8,2 года) был назначен кандесартан в дозе 8 мг/сут, пациенты 3-й группы (24 человека, из них 11 женщин, средний воз- раст 59,4±8,1 года) принимали лозартан в дозе 50 мг/сут. Исходный уровень АД (САД/диастолическое АД - ДАД) составил 142,6/85,6 мм рт. ст. в группе телмисартана; 148,2/88,2 мм рт. ст. - кандесартана и 151,9/89,7 мм рт. ст. - лозартана. Средний индекс массы тела в 3 группах колебался от 23,1 до 25,0 кг/м2. Все исходные характери- стики пациентов достоверно не различались в 3 группах. Жесткость артерий оценивали по СAVI. Длительность на- блюдения составила 12 мес [52]. Уровень АД, как САД, так и ДАД, достоверно (p<0,01) снизился во всех 3 группах: c 142,6±10,7/85,6±9,0 до 134,8±13,6/80,5±13,16 мм рт. ст. - в группе телмисартана; с 148,2±14,4/88,2±8,6 до 132,7±14,0/80,0±9,9 мм рт. ст. - кандесартана и с 151,9±12,0/89,7±8,7 до 137,4±13,7/81,8±9,9 мм рт. ст. - лозартана [52]. Достовер- ных различий между группами не обнаружено. Однако CAVI в конце периода наблюдения достоверно уменьшился только в группе кандесартана - на -2,7% (рис. 3), тогда как в группах телмисартана и лозартана до- стоверных изменений CAVI не обнаружено [52]. Процент изменения жесткости артерий (процент из- менения CAVI) достоверно различался в пользу кандесар- тана по сравнению с двумя другими БРА (см. рис. 3). Сле- довательно, согласно полученным данным, только канде- сартан в отличие от телмисартана и лозартана через год терапии уменьшал жесткость артериальной стенки при равном гипотензивном эффекте. Проведенный корреля- ционный анализ обнаружил, что в группе кандесартана процент изменения CAVI не коррелировал с изменения- ми САД и ДАД, т.е. у кандесартана имеются какие-то до- полнительные свойства, приводящие к уменьшению ри- гидности сосудистой стенки [52]. По мнению авторов, ан- гиопротективный эффект кандесартана является резуль- татом его очень высокой аффинности и прочной связи с АТ1-рецепторами [52]. Действительно, по данным специ- альных исследований, показатели диссоциации блокато- ров AT1-рецепторов CHO-клетки (Chinese hamster ovary cells) с человеческими AT1-рецепторами на порядок отличаются от таковых у лозартана (рис. 4) [61]. Способность кандесартана уменьшать жесткость ар- териальной стенки обнаружена и в работе H.Sasamura и соавт. [53]. В данном исследовании участвовали 27 паци- ентов с эссенциальной АГ, не получавших ранее антиги- пертензивных препаратов, из них 11 мужчин, средний возраст 61±2 года, исходное АД (CАД/ДАД) - 160±4/91±3 мм рт. ст., среднее пульсовое АД на момент включения - 69±3 мм рт. ст. Исключали лиц со вторич- ными формами АГ, СД, сопутствующими заболеваниями сердечно-сосудистой системы, органов дыхания, пече- ни, почек, ревматическими болезнями. Всем больным Рис. 5. Снижение СПВ на фоне терапии кандесартаном больных АГ [53]. 2000 p<0,05 11 10 9 1000 2 Время, мес 12 -0,32 +0,86 Рис. 3. Изменение САVI через 12 мес лечения у лиц с АГ и СД [52]. 12 До лечения После лечения p<0,01 9,54 9,51 9,57 9,29 9,27 9,34 8 7 6 Телмисартан 40 мг/сут (n=31) Кандесартан 8 мг/сут (n=40) Лозартан 50 мг/сут (n=24) 1,0 0,0 -1,0 -2,0 -3,0 -0,4 -5,0 -2,70 1500 Процент изменения CAVI CAVI СПВ, см/с Рис. 6. Кандесартан влияет на процессы синтеза и разрушения коллагена у больных АГ [53]. p<0,05 p<0,05 PIIIP, U/мл 1,2 Рис. 4. Снижение АД на фоне лечения кандесартаном у больных АГ [53]. 180 160 ** ** 140 120 p<0,05 АД, мм рт. ст. 0,8 ** ** САД ДАД 100 80 60 40 20 0 0 2 Время лечения, мес 12 0,4 0 12 Время, мес был назначен кандесартан в стартовой дозе 4 мг, в даль- нейшем дозу титровали до 8 или до 12 мг для достиже- ния целевого АД<140/90 мм рт. ст. В случае если на мо- нотерапии кандесартаном не удавалось добиться целе- вого АД, к лечению добавляли тиазидный диуретик. Же- сткость артерий оценивали по СПВ и ABI. Период на- блюдения составил 1 год [53]. На фоне терапии кандесартаном уровень САД и ДАД до- стоверно снизился уже ко 2-му месяцу лечения и оставал- ся на достигнутом уровне до конца периода наблюдения (12 мес), т.е. не наблюдалось феномена «ускользания» ги- потензивного эффекта (см. рис. 4) [53]. СПВ достоверно Стромелизин-1, нг/мл 60 40 20 p<0,05 (р=0,013) снизилась со 2-го (достижение целевого АД) к 12-му месяцу с поправкой на уровень АД и частоту пульса (рис. 5), достоверных изменений ABI не отмечено. Это позволяет сделать вывод о том, что кандесартан улучшает эластичность артерий. Для понимания механизмов влияния кандесартана на жесткость артериальной стенки в этой же работе [53] ав- торы изучали влияние кандесартана на показатели мета- болизма экстрацеллюлярного матрикса (в сыворотке крови) - C-терминальный пропептид проколлагена 1-го типа, N-терминальный пропептид коллагена 3-го ти- па, cтромелизин-1, ТIMH-1 (белок человека - эндогенный или тканевой ингибитор металлопротеиназ-1), уровень гиалуроновой кислоты. В сосудистой стенке обнаружено много типов коллаге- на (1, 3-6, 8, 12, 14-й типы), однако более 90% - это коллаген 1-го (60%) и коллаген 3-го типа (30%) [62, 63]. У чело- века коллаген 1 и 3-го типов обнаружены в интиме, медии и адвентиции сосудов, оба играют важную роль в форми- ровании жесткости сосудистой стенки [53]. Оба коллаге- на (1 и 3-го типа) синтезируются из проколлагенов соот- ветственно 1 и 3-го типов, которые содержат терминаль- ные пропептиды [63]. После секреции в экстрацеллюляр- 0 12 Время, мес ное пространство эти пропептиды отщепляются специ- фической эндопептидазой. Соответственно, в процессе синтеза коллагена 1-го типа отщепляется С-терминаль- ный пропептид, состоящий из 10 аминокислот (PIP), а в процессе синтеза коллагена 3-го типа - N-терминальный пропептид (PIIIP), состоящий из 3 аминокислот, которые попадают в кровь. Именно поэтому концентрация PIP и PIIIP в сыворотке отражает активность процессов синтеза коллагена 1 и 3-го типов соответственно [53, 63]. Ранее были получены данные, что у пациентов с АГ повышена концентрация PIP и PIIIP в сыворотке крови [64]. Cтромелизин-1 относится к семейству металлопротеи- наз (ММРs) - это группа протеолитических ферментов, способных разрушать практически все макромолекулы, находящиеся в межклеточном матриксе [53, 65]. В это се- мейство включены стромелизин-1, стромелизин-2 и стромелизин-3, металлоэластаза и матрилизин. Строме- лизин-1 синтезируется фибробластами и клетками эпи- телия. Он гидролизирует многочисленные белки межкле- точного матрикса, включая коллагены, протеогликаны и др. Стромелизин-1 также расщепляет фактор некроза опухоли и интерлейкин-1 [53, 65]. Авторы выявили, что на фоне терапии кандесартаном происходит достоверное (p<0,05) уменьшение PIIIP (рис. 6), уровень PIP несколько снизился, но недостовер- но, а также обнаружена тенденция к повышению уровня гиалуроновой кислоты. Следовательно, можно говорить о том, что кандесартан уменьшает синтез коллагена 3-го типа. Также отмечено до- стоверное (p<0,05) увеличение концентрации стромели- зина-1 в сыворотке крови (см. рис. 6), что может свидетель- ствовать о повышении активности деградации коллагена. При проведении корреляционного анализа авторы выяви- ли наличие достоверной (p=0,02) обратной корреляцион- ной взаимосвязи между снижением СПВ и увеличением ак- тивности стромелизина-1. Таким образом, кандесартан уменьшает жесткость артериальной стенки за счет влия- ния на процессы синтеза и деградации коллагена [53]. Эти дополнительные эффекты кандесартана наиболее веро- ятно являются следствием его прямого действия - блокады АТ1-рецепторов. Ранее было установлено, что АТ II повышает синтез коллагена 1 и 3-го типов, а также модулирует синтез, секрецию и активность ММРs [62, 65-67]. Имеются также данные о достоверном уменьшении СПВ, AIx и центрального САД на фоне лечения кандесар- таном, в том числе в комбинации с эналаприлом, у паци- ентов с хронической болезнью почек, при этом сниже- ние СПВ не зависило от гипотензивного эффекта [54]. Таким образом, повышенная жесткость сосудистой стенки играет важную роль в развитии, прогрессиро- вании АГ, развитии ее основных осложнений и сердеч- но-сосудистой смертности. Среди факторов, повы- шающих жесткость сосудистой стенки, главными яв- ляются возраст, уровень АД, гиперхолестеринемия, ку- рение, разные нарушения углеводного обмена, осо- бенно СД. Существуют разные показатели, оцениваю- щие состояние сосудистой стенки, среди них СПВ, ко- торые становятся маркерами повышенного риска раз- вития осложнений и критериями оценки эффективно- сти лечения различными препаратами, в том числе ан- тигипертензивными. Имеются данные об улучшении параметров, характеризующих жесткость сосудистой стенки, под влиянием антигипертензивных препара- тов, особенно влияющих на РААС. Однако эффект раз- ных антигипертезивных медикаментов, даже относя- щихся к одному классу, на жесткость артерий отлича- ется, что, по-видимому, обусловлено различием в фар- макокинетических свойствах. Так, кандесартан в отли- чие от некоторых других представителей класса БРА снижает ригидность сосудистой стенки, что может быть обусловлено его высокой аффинностью к АТ1-ре- цепторам. Правильный выбор антигипертензивного препарата с учетом его дополнительных свойств мо- жет способствовать более выраженному снижению сердечно-сосудистого риска у конкретных пациентов в реальной практике.
×

About the authors

O D Ostroumova

A.I.Evdokimov Moscow State Medical and Dental University of the Ministry of Health of the Russian Federation; I.M.Sechenov First Moscow State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation

Email: ostroumova.olga@mail.ru
127473, Russian Federation, Moscow, ul. Delegatskaia, d. 20, str. 1

A I Kochetkov

A.I.Evdokimov Moscow State Medical and Dental University of the Ministry of Health of the Russian Federation

Email: ak_info@list.ru
127473, Russian Federation, Moscow, ul. Delegatskaia, d. 20, str. 1

I I Kopchenov

A.I.Evdokimov Moscow State Medical and Dental University of the Ministry of Health of the Russian Federation

Email: iik976@mail.ru
127473, Russian Federation, Moscow, ul. Delegatskaia, d. 20, str. 1

T F Guseva

A.I.Evdokimov Moscow State Medical and Dental University of the Ministry of Health of the Russian Federation

127473, Russian Federation, Moscow, ul. Delegatskaia, d. 20, str. 1

O V Bondarec

A.I.Evdokimov Moscow State Medical and Dental University of the Ministry of Health of the Russian Federation

127473, Russian Federation, Moscow, ul. Delegatskaia, d. 20, str. 1

References

  1. Blacher J, Guerin A, Pannier B et al. Impact of aortic stiffness on survival in end - stage renal disease. Circulation 1999; 99: 2434-9.
  2. Williams B, Lacy P.S, Thom S.M et al. CAFE Investigators; Anglo-Scandinavian Cardiac Outcomes Trial Investigators; CAFE Steering Committee and Writing Committee. Differential impact of blood pressure - lowering drugs on central aortic pressure and clinical outcomes: principal results of the Conduit Artery Function Evaluation (CAFE) study. Circulation 2006; 113 (9): 1213-25.
  3. Агафонов А.В., Туев А.В., Некрутенко Л.А., Бочкова Ю.В. Артериальное ремоделирование у больных артериальной гипертензией пожилого и старшего возраста. Рос. кардиол. журн. 2005; 3: 25-8.
  4. Ребров А.П. Жесткость артерий в зависимости от наличия факторов риска развития сердечно - сосудистых заболеваний. Терапевт. арх. 2009: 81 (3): 54-7.
  5. Орлова Я.А. Жесткость артерий, как предиктор сердечно - сосудистых осложнений при ИБС. Терапевт. арх. 2010: 82 (1): 68-73.
  6. Mathiassen O.N, Buus N.H, Sihm I. Small artery structure is an independent predictor of cardiovascular events in essential hypertension. J Hypertens 2007; 25: 1021-6.
  7. Бойцов С.А. Что нового нам дает информация о жесткости стенки артерий и об отраженной пульсовой волне? Рос. физиол. журн. им. И.М.Сеченова. 2009; 95(5): 516-31.
  8. Вlacher J, Asmar R, Djane S. Aortic pulse wave velocity as a marker of cardiovascular risk in hypertensive patients. Hypertension 2001; 33: 1111-7.
  9. Laurent S, Boutouyrie P, Asmar R et al. Aortic stiffness is an independent predictor of all - cause and cardiovascular mortality in hypertensive patients. Hypertension 2001; 37: 1236-41.
  10. Vlachopoulos C, Aznaouridis K, Stefanadis C. Prediction of cardiovascular events and all - cause mortality with arterial stiffness: a systematic review and meta - analysis. J Am Coll Cardiol 2010; 55:1318-27.
  11. Mancia G, De Backer G, Dominiczak A et al. 2007 Guidelines for the Management of Arterial Hypertension: The Task Force for the Management of Arterial Hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC). J Hypertens 2007; 25: 1105-87.
  12. Диагностика и лечение артериальной гипертензии. Российские рекомендации (третий пересмотр). Кардиоваск. терапия и профилактика (Прил. 2). 2008; 7 (6).
  13. Mancia G, Fagard R, Narkiewicz K et al. 2013 ESH/ESC Guidelines for the management of arterial hypertension The Task Force for the management of arterial hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC). J Hypertеns 2013; 31: 1281-357.
  14. Глезер М.Г. Пульсовое АД: почему это важно? М.: Медиком, 2013.
  15. Matsui Y, O’Rourke M.F, Ishikawa J et al. Association of changes in ambulatory arterial stiffness index and pulse wave velocity during antihypertensive treatment: the J-CORE study. Am J Hypertens 2012; 25 (8): 862-8.
  16. Laurent S, Cockcroft J, Van Bortel L et al. Expert consensus document on arterial stiffness: methodological issues and clinical applications. Eur Heart J 2006; 27: 2588-605.
  17. Sehestedt T, Jeppesen J, Hansen T.W et al. Risk prediction is improved by adding markers of subclinical organ damage to SCORE. Eur Heart J 2010; 31: 883-91.
  18. Sehestedt T, Jeppesen J, Hansen T.W et al. Thresholds for pulse wave velocity, urine albumin creatinine ratio and left ventricular mass index using SCORE, Framingham and ESH/ESC risk charts. J Hypertens 2012; 30: 1928-36.
  19. Tomiyama H, Yamashina A, Arai T et al. Influences of age and gender on results of noninvasive brachial - ankle pulse wave velocity measurement - a survey of 12517 subjects. Atherosclerosis 2003; 166 (2): 303-9.
  20. Ohmori K, Emura S, Takashima T. Risk factors of atherosclerosis and aortic pulse wave velocity. Angiology 2000; 51 (1): 53-60.
  21. Fernandez M.J, Menendez A et al. Factors associated with arterial distensibility in hypertension. Aten Primaria 2000; 25 (9): 613-7.
  22. Li A.E, Kamel I, Rando F et al. Using MRI to assess aortic wall thickness in the multi - ethnic study of atherosclerosis: distribution by race, sex, and age. Am J Roentgenol 2004; 182 (3): 593-7.
  23. Takazawa K, Tanaka N, Fujita M et al. Assessment of vasoactive agents and vascular aging by the second derivative of photoplethysmogram waveform. Hypertension 1998; 32: 365-70.
  24. Safar M.E, London G.M. Therapeutic studies and arterial stiffness in hypertension: Recommendations of the European Society of Hypertension. J Hypertens 2000; 18: 1527-35.
  25. Mc Eniery C.M, Yasmin, Hall I.R et al. Normal vascular aging: differential effect on wave reflection and aortic pulse wave velocity: the Anglo-Cardiff Collaborative Trial (ACCT). J Am Coll Cardiol 2005; 46: 1753-60.
  26. Nichols W.W, O’Rounkle M.F. Mc Donald’s Blood Flow in Arteries: Theoretical, Experimental and Clinical Principals. 4th edition. London: Arnold, 1998.
  27. Mitchell G.F, Parise H, Benjamin E.J et al. Changes in arterial stiffness and wave reflection with advancing age in healthy men and women: the Framingham Heart Study. Hypertension 2004; 43:1239-45.
  28. Safar M.E, Levy B.I, Struijker-Boudier H. Current perspectives on arterial stiffness and pulse pressure in hypertension and cardiovascular diseases. Circulation 2003; 107: 2864-9.
  29. Airaksinen K.E, Salmela P.I, Linnaluoto M.K et al. Diminished arterial elasticity in diabetes: association with fluorescent advanced glycosylation end products in collagen. Cardiovasc Res 1993; 27(6): 942-5.
  30. Chappey O, Dosquet C, Wautier M.P, Wautier J.L. Advanced glycation end products, oxidant stress and vascular lesions. Eur J Clin Invest 1997; 27 (2): 97-108.
  31. Lehmann E.D. Arterial wall compliance in diabetes. Diab Med 1992; 9 (2): 114-9.
  32. Schram M.T, Henry R.M, Van Dijk R.A et al. Increased central arterial stiffness in impaired glucose metabolism and type 2 diabetes: the Hoorn study. Hypertension 2005; 43: 176-81.
  33. Schram M.T, Schalwijk C.G, Bootsma A.H et al. Advanced glycation end products are associated with pulse pressure in type 1 diabetes: the EURODIAB Prospective Complications Study. Hypertension 2005; 46: 232-7.
  34. Mc Eleavy O.D, Mc Callum R.W, Petrie J.R et al. Higher carotidradial pulse wave velocity in healthy offspring of patients with Type 2 diabetes. Diab Med 2004; 21 (3): 262-6.
  35. Kool M.J, Hoeks A.P, Struijker-Boudier H et al. Short - and longterm effects of smoking on arterial wall properties in habitual smokers. J Am Coll Cardiol 1993; 22: 1881-6.
  36. Mahmud A, Feely J. Reduction in arterial stiffness with angiotensin II antagonist is comparable with and additive to ACE inhibition. Am J Hypertens 2002; 15: 321-5.
  37. Levenson J, Simon A.C, Cambien F.A, Beretti C. Cigarettes smoking and hypertension. Factors independently associated with blood hyperviscosity and arterial rigidity. Arteriosclerosis 1987; 7: 572-8.
  38. Aggoun Y, Bonnet D, Sidi D et al. Arterial mechanical changes in children with familial hypercholesterolemia. Arteriocler Thromb Vasc Biol 2000; 20: 2070-5.
  39. Wilkinson I.B, Prasad K. Hall I.R et al. Increased central pulse pressure and augmentation index in subjects with hypercholesterolemia. J Am Coll Cardiol 2002; 39: 1005-11.
  40. Van Popele N.M, Grobbee D.E, Bots M et al. Association Between Arterial Stiffness and Atherosclerosis. Stroke 2001; 32: 454-60.
  41. Bortolotto L.A, Safar M.E, Billaud E et al. Plasma homocysteine, aortic stiffness, and renal function in hypertensive patients. Hypertension 1999; 34: 837-42.
  42. Blacher J, Guerin A.P, Pannier B et al. Aortic Pulse Wave Velocity as a Marker of Cardiovascular Risk in Hypertensive Patients. Hypertension 1999; 33: 1111-7.
  43. Hirai T, Sasayama S, Kawasaki T, Yagi S. Stiffness of systemic arteries in patients with myocardial infarction. A noninvasive method to predict severity of coronary atherosclerosis. Circulation 1989; 80: 78-86.
  44. Drechsler D. Assessment of Carotid Arteries and Pulse Wave Velocity in Patients with Three-Vessel coronary Artery Disease. Polish Heart J 2002; 57 (9): 254-9.
  45. Booth A.D, Wallace S, Mc Eniery C.M et al. Inflammation and arterial stiffness in systematic vasculites: a model of vascular inflammation. Arthritis Rheum 2004; 50: 581-857.
  46. Yasmin, Mc Eniery C.M, Wallace S. C-reactive protein is associated with arterial stiffness in apparently healthy individuals. Arteriocler Thromb Vasc Biol 2004; 24: 969-74.
  47. Laurent S, Cockcroft J, Van Bortel L et al, on behalf of the European Network of Non - invasive Investigation of Large Arteries. Expert consensus document on arterial stiffness: methodological issues and clinical application. Eur Heart J 2006; 27: 2588-605.
  48. O’Rourke M.F. Arterial function in health and disease. Edinburgh: Churchill, 1982.
  49. Simon A.C, Levenson J, Safar M.E, Avolio A.P. Evidence of early degenerative changes in large arteries in human essential hypertension. Hypertension 1985; 7: 675-80.
  50. Lantelme P, Milon H, Gharib C et al. White coat effect and reactivity to stress: cardiovascular and autonomic nervous system responses. Hypertension 1998; 31: 1021-9.
  51. Benetos A, Adamopoulos C, Bureau J.M et al. Determinants of progression of arterial stiffness in normotensive subjects and treated hypertensive subject over a 6-year period. Circulation 2002; 105: 1202-7.
  52. Uеhara G, Takeda H. Relative effects of telmisartan, candesartan and losartan on alleviating arterial stiffness. J Intern Med Res 2008; 36: 1094-102.
  53. Sasamura H, Kitamura Y, Nakamura M, Ryuzaki M. Effects of angiotensin receptor blocker candesartan on arterial stiffness and markers of extracellular matrix metabolism in patients with essential hypertension. Сlin Experim Hypertens 2006; 28: 511-20.
  54. Frimodt-Møller M et al. Beneficial effects on arterial stiffness and pulse - wave reflection of combined enalapril and candesartan in chronic kidney disease - a randomized trial. PLoS One. 2012; 7 (7): e41757.
  55. Бойцов С.А. Особенные органопротективные свойства блокаторов рецепторов ангиотензина II. Сердце. 2008; 6 (4): 52-5.
  56. Levy B.I. Can angiotensin II type 2 receptors have deleterious effects in cardiovascular disease? Implications for therapeutic blockade of the renninangiotensin system. Circulation 2004; 109 (1): 8-13.
  57. Ryden L, Standl E, Bartnik M et al. Guidelines on diabetes, pre - diabetes, and cardiovascular diseases: executive summary. The Task Force on Diabetes and Cardiovascular Diseases of the European Society of Cardiology (ESC) and of the European Association for the Study of Diabetes (EASD). Eur Heart J 2007; 28: 88-136.
  58. Stehouwer C.D, Ferreira I. Diabetes, lipids and other risk factors. In: Safar M.E, O’Rourke M.F (eds) Arterial stiffness in hypertension. London: Elsevier, 2006; p. 427-56.
  59. Luscher T.F. Endothelial dysfunction: the role and impact of the renin - angiotensin system. Heart 2000; 84 (Suppl. I): 20-2.
  60. Cruickshank K, Riste L, Anderson S.G et al. Aortic pulse - wave velocity and its relationship to mortality in diabetes and glucose intolerance: an integrated index of vascular function. Circulation 2002; 106: 2085-90.
  61. Vanderheyden P.M.L, Fierens F.L, De Backer J.P et al. Distinction between surmountable and insurmountable selective AT1-receptor antagonists by use of CHO-K1 cells expressing human angiotensin II AT1-receptors. Br J Pharmacol 1999; 126: 1057-65
  62. Sasamura H, Shimizu-Hirota R, Saruta T. Extracellular matrix remodeling in hypertension. Curr Hypertens Rev 2005; 1: 51-60.
  63. Jacob M.P. Extracellular matrix remodeling and matrix metalloproteinases in the vascular wall during aging and in pathological conditions. Biomed Pharmacother 2003; 57: 195-202.
  64. Diez J, Laviades C, Mayor G et al. Increased serum concentrations of procollagen peptides in essential hypertension. Relation to cardiac alterations. Circulation 1995; 91: 1450-6.
  65. Baramova E, Foidart J.M. Matrix metalloproteinase family. Cell Biol Int 1995; 19: 239-42.
  66. Tharaux P.L, Chatziantoniou C, Fakhouri F, Dussaule J.C. Angiotensin II activates collagen I gene through a mechanism involving the MAP/ER kinase pathway. Hypertension 2000; 36: 330-6.
  67. Ghiggeri G.M, Oleggini R, Musante L et al. A DNA element in the alpha1 type III collagen promoter mediates a stimulatory response by angiotensin II. Kidney Int 2000; 58: 537-48.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ЭЛ № ФС 77 - 83918 от 12.09.2022 г. 
СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 83917 от 12.09.2022 г
.



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies